А.Мирзаханян: «Женщина всегда «серый кардинал»

Международный форум женщин-лидеров «Равные возможности для лучшего будущего» прошел в Минске этим летом. В ходе мероприятия было сказано не мало слов о роли и влиянии женщин в политике, государственном управлении и пр. Насколько активны в этом плане армянские женщины, мы побеседовали с начальником социального управления Аппарата Правительства Республики Армения, кандидатом экономических наук Астхик Мирзаханян, которая приняла участие в данном форуме на базе БГУ.

 

— Вы рассказывали о том, что в парламенте Армении сейчас представлено мало женщин. Почему так происходит? Есть некая ревность со стороны мужчин или сами женщины не хотят занимать важные посты, поскольку подвергаются больше критикой, чем представители сильного пола? Что женщины привнесут в парламент, если они туда войдут в большем количестве? И какое оптимальное сочетание женщин и мужчин, по вашему мнению, должно там быть?

 — Я считаю, что возможности и у мужчин и у женщин должны быть равными. А в количественном аспекте, сколько их будет в парламенте – не суть важно. У нас замспикера — женщина — умная, уважаемая, состоявшаяся бизнес-вумен Эрмине Нагдалян. Еще одна активистка — Наира Зограбян представляет «Процветающую Армению», руководит парламентской фракцией. И сегодня она после того, как Гагик Царукян ушел из политики, стала председателем этой партии. Наира — борющаяся женщина, когда она выступает, ее слушают. Другая активистка — представитель парламентской фракции «Оринак еркир» («Страна законов») Эгине Бишарян тоже умная женщина, способная формулировать четкие вопросы. Есть у нас в парламенте также пара таких представительниц прекрасного пола, от которых вы не услышите ни звука, ни слуха, ни духа. Да, может быть женщин в армянском парламенте мало, но все же они делают погоду. Та же Заруи Постанджян из «Наследства» устраивает такое, что все от нее вздрагивают, она — это что-то неординарное, нестандартное. Со многими ее выступлениями я не согласна, но они нужны для плюрализма мнений. У нее оригинальное какое-то мышление, которое может иметь своих сторонников.

Поэтому я против того, чтобы были искусственные квоты для женщин. В какой-то мере позитивная дискриминация нужна, чтобы партии подтягивали своих представительниц, подготавливали их к политической деятельности. Вот почему я в своем выступлении сказала, что женщина должна быть состоявшаяся как личность. Если женщина входит в парламент просто потому что списках должна быть хоть одна представительница женского пола, она, как правило, становится орудием в чужих руках. И с помощью этих дам, эти люди проводят свою политику, преподнося ее: «Так женщина захотела! Вы же хотели женщин в парламенте – получите!?». А на самом деле, ты ясно понимаешь, что она служит какому-то олигарху, который ее использует. Из уст женщин, когда народ слышит что-либо, это вызывает большее доверие. Вот поэтому я не хочу, чтобы женщин таскали в парламент или правительство для галочки.

Можно не иметь большого опыта, но жизненное кредо у прекрасной половины обязательно должно быть. Сегодня есть много молодых девчонок, которые не имеют никакой особой биографии за спиной, но у них есть четкая гражданская позиция. И ты знаешь, за что этот человек борется, во что она верит… Можно не соглашаться с этим, но целеустремленность вполне может дать плоды. И когда приходит к власти взрослая женщина, много где поработавшая, мать троих детей, имеющая какую-либо позицию, разделяющая чье-то мнение с умом — пусть борется, пожалуйста! Но не надо таких вот гипсовых марионеток. Поскольку женщины эмоциональны, их очень легко использовать в разных ситуациях. Им кажется, что мир станет от их присутствия лучше, но потом оказывается, что они не осознавая, делают, делают только хуже. Поэтому, выдвигая лозунг «Женщины за счастливое будущее!», женщина должна знать, какое будущее она хочет. Если она этого не знает, у нее нет кругозора, нет практики видения элементарных вещей, я таких женщин, как и мужчин, не хочу видеть в парламенте. Сейчас в парламенте 120 мужчин и я могу с уверенностью сказать, что 40 из них ни разу ни открыло рта. Но это не заметно, потому что критическая масса у них большая, вот и не видно, что они отмалчиваются.

Еще я не люблю, когда женщины стараются себя показывать как мужчин, заимствовать какие-то мужские черты. Допустим, они будут орать, крыть матом и бить кулаком об стол, ругаться или как мужчины входить в грубые отношения «ты мне – я тебе» – так мне тоже не нравится. Я не могу назвать это присутствием женщины в парламенте, скорее это женоподобный мужчина в парламенте. И мне не хочется видеть таких женщин в парламенте. Я хочу видеть там хороших матерей и сестер, красивых (я имею в виду тот шарм, который не Богом дается, а самой завоевывается), ухоженных, нежных, чувственных, серьезных, профессиональных, знающих чего хотят они от этой жизни и какое будущее хотят они строить. Если нет, я всегда говорю: «Лучше сидите дома и воспитывайте детей, на много полезнее эта работа!» Некоторые сделают себе прическу, маникюр-педикюр и сидят как куколки в парламенте не понятно для чего, просто чтобы показать, что в рядах есть пару женщин. Не надо беззубых, безязыковых, без понятийного аппарата безмозглых дур – вот это обидно мне. Я против таких, это больше дискредитирует политику равенства женщин и мужчин, чем помогает.

— Много упреков прозвучало по поводу назначения Арпине Ованнисян и.о. министром юстиции Армении, что, мол, молодая она и т.д. Почему такая критика и как сейчас обстоят дела, поменялось ли общественное мнение по отношению к ней?

— Она – умница! В Армении, как только женщина появляется на политической арене, если она не замужем, сразу масс-медиа начинаю шуршать и выискивать, чья она любовница и подружка. В результате про Арпине ничего не нашли. Потом искали, чья она сестра — опять ничего такого не нашли. Арпине Ованнисян — образованная, работающая над собой женщина. Я горда ею, когда она выступает и презентует законопроекты или какие-то решения правительства, а я во всех правительственных сессиях участвую, и вижу с каким толком и расстановкой она говорит. Она не бубнит под нос, как некоторые мужчины-министры. И надо четыре уха иметь, чтобы их понять. Она говорит четко – цель, задачи, обоснования, на прекрасном армянском языке. Арпине участвовала в армянской версии игры «Как стать миллионером?». Усилия, трудолюбие – все это у нее есть. Красивая в своей одежде и манерах, женственная и при этом с такой красивой человеческой логикой, со всем точками над i. И я скажу, что эта антикоррупционная программа заново ожила, именно благодаря ей. Да, она молодая и не дискредитирована блатом. К сожалению, наличие опыта имеет и много отрицательного: мы тащим ошибки своего мышления, наша память запятнана ненужными вещами, нас отягощают разные связи и старые друзья, сложно от всего этого отказаться и понять почему, к примеру, те или иные реформы провалились. Молодым в этом плане проще. Поэтому не надо опыта, нужен хороший кругозор, определенный багаж знаний, честность и желание сделать мир лучше.

— Много ли женщин в армянском бизнесе и как их воспринимают?

 — Не много, около 17%. Но их стало больше, чем раньше. Женщин сегодня во всех сферах воспринимают нормально, нет никаких табу. Если у нас мало женщин в парламенте, это не значит, что мы их не уважаем. Я всегда говорила, что в Армении полный матриархат. В Армении женщин любят, с ними считаются, в семье особенно. Нет, ни одной семьи, где главой семьи не была бы женщина, она всегда «серый кардинал». Женщина устраивает образование для детей, способствует карьере для своего мужа, дает советы и устраивает отношения даже между родителями мужа. Все на плечах у прекрасного пола! Дело только в том, что выбирают женщины и почему они выбирают то, а не это. И, конечно, классические возможности для женщин должны быть на месте.

Когда я начала водить машину, это был 1992 год – все на меня смотрели как на чудо. Потому что тогда плохая ситуация была с бензином. Шла война, бензин весь уходил на фронт. Я носила с собой баночку из-под «Кока-колы», она тогда только появилась, куда мне бензин наливали. Бензин был дорогой, а зарплата у меня, как у заместителя министра статистики, анализа и госрегистрации в 1995-м была 4 тысячи 800 драм – это около 8 $. Это была катастрофа! И дети, мальчишки, когда меня видели, кричали: «Ара, тетя водит! Ара, смотри!» и весь двор собирался. Во-первых, машин мало было, во-вторых, женщина за рулем. Тогда водить машину было почти эквивалентно, что заниматься проституцией. Только обругать женщину могли за это, что у нее нет никаких норм и что она, вообще, такое делает? В Ереване в советское время после войны была русская тетя Валя или Галя, уже не помню, но это был реальный человек. Мой папа рассказывал, что она была известной таксисткой и считалась подружкой всех шоферов. Такое вот отношение было к водителям женщин. А теперь вы посмотрите, что творится! Сегодня отцы дарят на совершеннолетие своих девочек машины – мир изменился!

Когда я начала водить машину, стала успевать на работу в четыре разных места и смогла прокормить семью, дать им платное образование. Если бы не та машина, которую оставил мне муж, я просто умерла бы, передвигаясь пешком повсюду, потому что никакой транспорт ни ходил. Как я была счастлива, когда обнаружила автомобиль в гараже, я думала, что он ее продал перед отъездом в Москву. О, как я была счастлива! Я всегда говорю, если хотите быть независимы и профессиональны, накопив какой-то опыт, то машина это находка! Я работала в Верховном Совете и одновременно, как эксперт по экономическим вопросам у вице-президента Гагика Арутюняна (сейчас он председатель Конституционного суда РА), писала доклады, исследования, различные предложения, как ассистент для многих проектов международных общественных организаций, на разных языках, чтобы заработать. Я знала, какое будущее я хочу, и для этого в три пота трудилась. Прекрасные детские сады тогда еще были, а я в 80-е годы рожала. Потом моя свекровь мне помогала — кода я на работе была, она детей со школы забирала. Сейчас у бедных женщин нет этих условий – в детские сады очереди на 3-4 года вперед. Еще не родив, ты должна стать на очередь, если ты хочешь попасть в государственный сад, а частный стоит огромных денег – не каждому по карману. Свекрови, матери сейчас работаю, потому что ни один пенсионер не может прожить на пенсию. То есть, если ты заставляешь смотреть мать за ребенком, тогда волей-неволей должна заплатить ей, чтобы мать выжила в этой жизни. Мужчины не могут сидеть дома, потому что кто их тогда накормит? Ситуация складывается так, что если вдвоем не заработать денег, то прожить невозможно. Даже люди выше среднего класса все работают.

— Какие сейчас появились новые возможности для женщин в бизнесе?

 — Когда только-только начиналась рыночная экономика, малый бизнес был базарным – стоять на улице и торговать спичками, свечками или керосином, тогда для Армении это было актуально. Сейчас малый бизнес оформляется в интересные идеи. Мы 15 июня в конкурсной комиссии выбирали наилучшую женщину-бизнесмена именно в малом бизнесе. 6 номинаций у нас было, на каждую претендовало по две женщины, всего подало заявки 140 человек. Одна из Еревана должна была победить, другая из марза. Под эгидой премьер-министра этот конкурс уже проходит 4-й год. У нас есть Центр поддержки малого бизнеса при Министерстве экономики РА. Свыше 10 международных организаций подготовили свои призы и номинации. Вот так мы женщин воодушевляем на малый бизнес.

— А в какой сфере армянские женщины сегодня наиболее заняты?

 — Первое, что наиболее близко им по духу – это общепит, маленькие ресторанчики и кафешки, выпечка — хлеб, торты и т.д. Даже несколько женщин было из отельного бизнеса – маленькие прайм хаузы в курортных местах, когда они под отели отдают собственные дома и сами готовят, ухаживают за гостями. Второй тип бизнеса – это, конечно, торговля. Уже не уличная торговля, а маленькие бутики и магазинчики в маленьких городах, деревнях. В больших городах, как правило, супермаркеты, где редко встречаются совладельцы женщины. Торгуют, кажется, всем! Но в основном – продуктами питания, чуть-чуть есть хозяйственных товаров и косметики – все, что нужно для семьи. Третий бизнес – это пошив, дизайнерские студии, ателье мод. У нас одна девочка победила, которая занимается модным пошивом. Развивается направление хэнд-мейд. Дизайнерские изделия и аксессуары – всякие сережки ручной работы и оригинальная бижутерия, ремни, бумажники, сумочки наряду с вязаными вещами. Сейчас взрослые женщины фермерские хозяйства ведут в деревнях сыроварни, где производятся сметана, мацун и другие молочные продукты. Именно там можно увидеть немолодых состоявшихся фермерш. Также я знаю одну женщину, которая в одном районе гонит алкогольный напиток из сорта хурмы «королек» — это нечто!

Сейчас есть программа для женщин, которые хотят создать кооперативы на базе сельского хозяйства — парниковые, цветочные хозяйства. Около 25 кооперативов уже создано. Прекрасные дамы здесь не только руководят, но и основная рабочая сила тоже состоит из женщин, по условиям программы. Так что если женщина состоится в бизнесе, она будет иметь финансовую поддержку и независимость, она получит кругозор, потому что волей-неволей она должна знать на уровне практики действующие законы, вникнуть в расчеты, бизнес-планы, инвестиции, инновации и другие термины, которые лежат в основе экономики.

— В ходе форума вы озвучили такую интересную статистику, что на 16 мальчиков в Армении рождается только 10 девочек. Связано ли это с целенаправленным прерыванием беременности?

 

— Агентство международного развития США (USAID) провело исследования, и они доказывают, что есть серьезные основания полагать, что аборты в Армении в основном связаны с выбором пола. Когда женщина узнает, в очередной раз (не с первым ребенком) кто у нее будет – сейчас технические средства позволяют узнавать пол ребенка заранее, а ее семья планирует всего двоих детей в силу разных обстоятельств, то женщина предпочитает иметь разнополых детей. Я в какой-то мере поверю в это, но не на 100%! Я считаю, что здесь включается некий демографический катализатор и об этом говорят ученые. Когда есть угроза войны или после войны чаще всего рождаются мальчики. А мы большое количество мужчин потеряли за время войны, плюс еще теряем в силу миграции. Потому что из-за страха этой войны родители своих 10-12 летних мальчиков заранее отправляют куда подальше, чтобы они не успевали достичь призывного возраста. Таким образом, природа восполняет баланс, так что все списывать на аборты я бы не стала.

Аборты у нас сейчас стало проще делать, материнская смертность снизилась. На 1 тысячу женщин фертильного возраста 10 лет назад приходилось 700 мужчин такого же возраста. А если нет притока мужчин извне? Значит, статистически уже 30% девочек в будущем были потенциально обречены на не замужество – поэтому гендерная политика важна для тех одиноких женщин, у которых нет помощи со стороны мужей. Тем более, что армяне традиционно консервативны в плане выбора партнера для брака – очень маленький процент женщин выходит замуж за представителей других народов. Они как хранительницы национального очага! И даже если они выходят замуж за представителя другой нации, они держат и воспитывают семью в армянском духе!

— Ну мы в Беларуси тоже любим жаловаться на отсутствие мужчин и настоящего мужского поведения. И часто можно услышать такое объяснение, что во время Великой Отечественной войны погиб каждый третий белорус, как правило, первыми гибли настоящие герои, а это подорвало генофонд и воспитание мальчиков полностью легло на плечи женщин. Но ведь, и Армения в войнах потеряла огромное число мужчин, однако, ваши женщины сделали все, чтобы воспитать сыновей достойно.

— Армянская женщина надеется на своего сына, как защитника ее прав, который будет перед невесткой заявлять: «Моя мама – права!», который будет содержать ее на старости лет, который будет иметь хорошие связи и поднимать всех друзей на уши, если его мама, не дай Бог, заболела. Как правило, армянской женщиной двигает ее эго, и она не столько надеется на своего мужа, сколько на своих сыновей. Тем более, что продолжительность жизни у армянских женщин выше (почти 78 лет), чем у мужчин (71 лет). А белорусские и русские женщины традиционно больше надеются на своих дочерей, поэтому они более боевые, чем мужчины. В Армении же дочь не принадлежит родителям, когда она выходит замуж, то живет в другой семье.

Наша справка

 Астхик Мирзаханян родилась в столице Республики Армения, окончила Ереванский институт народного хозяйства, факультет планирования промышленности, в том числе аспирантуру. Она автор около 70 научных работ, статей, публикаций и монографий. Владеет армянским, русским, английским и французским языками.

Трудовая деятельность:

 1983-1994 гг. – Научно-исследовательский институт экономики и планирования Госплана (НИИЭП), руководитель группы.
1992-1995 гг. – Постоянная комиссия по экономическим вопросам Верховного Совета Республики Армения, эксперт.
1994-1995 гг. – Социально-экономическая комиссия Аппарата Президента Республики Армения, ведущий специалист.
1995-1998 гг. – начальник Госупрстата Армении — заместитель министра, ответственная за сферы социально-демографической статистики.
1998-2006 гг. – Офис ООН в Армении, руководитель программы «Создание системы социального мониторинга», руководитель группы общественного управления, мониторинга и оценки Стратегической программы преодоления бедности.
2006-2009 гг. – Центральный банк Республики Армения, руководитель рабочей группы по разработке Программы пенсионных реформ.
2009 г. – Министерство труда и социальных вопросов Республики Армения, советник министра.
2010 г. – заместитель руководителя программы «Пенсионные реформы и реформы рынка труда» Агентства международного развития США (USAID).
2011-2012 г. – и.о. начальника социального управления Аппарата Правительства Республики Армения.
Анна ЦЫБЕНКО

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: