Тигран Оганян: «Опера — это лекарство от повседневных проблем».

Опера Верди «Риголетто» была поставлена 11 февраля на сцене Белорусского Государственного театра оперы и балета. Партию Герцога исполнил — «Самый перспективный молодой тенор» — Тигран Оганян, получивший это звание на Международном конкурсе оперных певцов им. Язепса Витолса в Риге, занявший второе место в российском телешоу «Большая Опера», обладатель Гран-при Минского международного Рождественского конкурса вокалистов. Журналист «Миасин» Сюзанна Степанян встретилась и пообщалась с певцом после репетиции.

— Как проявился у вас интерес к опере? Когда вы решили, что будете петь?

— Я вырос в семье музыкантов и врачей. Моя мама оперная певица сопрано, брат моей бабушки — Рафаэль Акопянц, был профессором Ереванской консерватории, а мой папа — врач. Но из этих двух профессий я выбрал музыку. Ещё в школьном возрасте ходил в музыкальную школу и в основном на вокал. Мне нравилось петь. С детства я слушал Паваротти, который стал моим кумиром.

— Вы даже чем-то похожи.

— Спасибо! (Смеётся)

— У армян многовековая музыкальная культура, поёте ли вы армянские народные песни или армянскую оперу?

— Ещё учась на 2-м курсе, я, наверное, 10 спектаклей спел в Ануше. Потом, в 2015 году исполнил партию Степаноса Шаумяна в опере «Давид Бек» Армена Тиграняна в лондонском Театре им. Бенджамина Бриттена. Иногда пою Комитаса.

— Что для вас самое главное в жизни?

— Семья! Она у меня всегда на первом месте, а на втором — карьера.

— На каком языке вам больше всего нравиться петь?

— Конечно же, на итальянском. Итальянский язык очень певческий и он уже давно стал моим вторым родным языком.

— Увлекаетесь ли вы чем-то помимо оперы?

— Я очень-очень люблю готовить!

— Что для вас является самым главным в опере?

— В опере важно всё. Это и техника, и эмоциональность. Важно понять своего персонажа и не потерять связь со зрителем.

— Соответствует ли ваш характер тем персонажам, которых вы исполняете?

— Если взять оперу «Риголетто», то не думаю, что из меня получился бы хороший Герцог, я больше человек семейный. Но Герцога я люблю играть. Вообще, многим актёрам нравится играть противоположных себе персонажей, тех, которыми они не являются в жизни. И такие перевоплощения всегда приятны.

— Вы уже второй раз в Минске, какие впечатления от города?

— Хотя, это большая редкость, когда мне нравиться город. Я был почти во всех городах Европы, был в Китае, в Америке. Но отметил для себя, что Минск, мне понравился. Мне нравиться Беларусь. Мне нравиться ваш Оперный театр. Если сравнивать с Ереванским оперным театром, акустика Минского оперного театра получше, но сам театр немного мельче нашего. И на сцене Большого театра Беларуси, Герцога я исполняю впервые.

— Пласидо Доминго в разное время спел как Герцога, так и Риголетто. Как думаете, может такое повториться с вами?

— Честно признаться, я не думал о таком. Единственное сходство у меня с Доминго, это опера «Богема» Пуччини, которая как для маэстро, так и для меня, была первой оперой. Только он был тогда баритоном и спел Марселя, а я спел Рудольфа. Сейчас у меня в основном главные роли.

— Какая партия для вас самая сложная?

— Самая сложная для меня партия — это партия Герцога. Сама опера «Риголетто» сложна как в исполнении, так и в проигрыше на сцене. Это очень сложно. Если сравнить эту оперу с «Богемой» или с другими операми, то «Риголетто» совсем другое.

— Конкурс для молодого артиста — это единственная возможность заявить о себе. Что принесла вам победа (2-е место) в российском проекте «Большая Опера»?

— Я очень благодарен «Большой Опере» за то, что у меня накопился уже не малый опыт. Опыт — это первое, а второе — популярность. Можно сказать, что это такой небольшой пиар в пользу оперных певцов. Кроме того, там учат артистизму, учат работать с многими дирижёрами, а это полезно для молодых певцов. После проекта у меня стало больше предложений из разных мест, чему я очень рад. Сам проект был позитивным. Мы все подружились и переживали друг за друга, поэтому было грустно расставаться с кем-то из участников. За время проекта мы стали одной большой семьёй.

— Для вас опера — это специальность, призвание или образ жизни?

— Я бы даже сказал, что опера — это смысл моей жизни. Опера — это лекарство от повседневных проблем, которые бывают в жизни каждого человека. На два, на три часа мы, артисты, даём возможность зрителю отвлечься, посмотреть оперу и получить удовольствие.

— На какой сцене вам больше всего понравилось выступать?

— Честно говоря, я никогда не задумывался над вопросом- вот здесь хорошо, а там нет. Мне везде хорошо. Если ты любишь своё дело, то тебе не надо думать о таких вещах. Многие думают, вот мне нужен день, чтобы отдохнуть. Нет, если ты любишь своё дело, то зачем тебе нужно отдыхать?

— Есть ли такая партия, которая вас пугает, но в то же время, вы хотели бы её исполнить?

— Ну, таких много! Я сейчас предельно берегу себя в плане партий, потому что есть некоторые драматические партии, которые исполнять до 35-40 лет нельзя. Можно просто испортить себе голос. Поэтому, сейчас в моём репертуаре только лирические партии — это Ленский, Рудольф, Пинкертон из оперы Дж.Пуччини «Мадам Баттерфляй».

— Вы согласны с высказыванием, что опера — искусство для избранных?

— Возможно, так оно и есть. Мне сложно судить об этом. Как артист, я рад всем.

— Как привить любовь к опере обычному человеку?

— Любовь нужно прививать с детства. Именно в этот период у ребёнка формируется вкус. У нас дома всегда звучала классическая музыка и я с детства привык слушать классику.

— Какой самый большой страх оперного певца?

— Вообще, самые большие паникёры — это тенора. Больше всего истерик бывает именно у них. Но, что касается меня, то я всегда спокойно ко всему отношусь. Приехал в Минск, поспал всего один час и сразу приехал на прогон спектакля. Возможно, я ещё молод, и поэтому мне пока легко. Конечно, есть много факторов, которые могут помешать певцу — это и погода, и климат. К примеру, в Армении сухой климат, в Минске — очень влажный. Но иногда, влажность наоборот помогает певцу.

— Есть ли у вас некий ритуал перед выступлением?

— Ну, не знаю. Наверно, главное перекреститься.

— Поделитесь своими творческими планами. Где вас можно будет услышать в ближайшие месяцы?

— 4 марта я выступаю в Государственной Академической Капелле в Санкт-Петербурге с программой Реквием Джузеппе Верди. В апреле во Львовском театре опера Дж.Пуччини «Богема» — это благодаря конкурсу «Большая Опера». И ещё выступление в Дюссельдорфе.

Что бы вы хотели пожелать начинающим певцам?

— Ни в коем случае и никогда не теряйте веру в себя! Мой педагог, брат моей бабушки, профессор Ереванской консерватории, который довёл многих певцов до вершин, скончался. И у меня два года не было педагога. Но благодаря тому, что я верил в себя, сейчас выступаю на многих оперных сценах. А нашим армянам, что живут в Беларуси, хочу пожелать: берегите себя! Мы талантливый народ. Я не встречал армянина, который не обладал бы каким-то талантом.

Сюзанна СТЕПАНЯН

Фото автора

Поделитесь ссылкой: