Влюбленный в дудук и саксофон

Безмерная и безграничная любовь к далёкой родине помогла этому человеку достигнуть значительных высот в его любимом деле. Талантливый саксофонист, выпускник Минского государственного музыкального колледжа (МГМК) им. Глинки покинул Синеокую, чтобы под лучами армянского солнца черпать знания и опыт одной из лучших джазовых школ постсоветского пространства. Мало того, по зову предков он смог овладеть мастерством игры на дудуке. По возвращении в Беларусь, музыканту посчастливилось поработать в престижнейшем белорусском эстрадном оркестре, в компании местных, российских и даже мировых знаменитостей. Лучший джазмен Беларуси, достойный сын Армении – всё это он, Давид Бадалян.

 

— Откуда появилось желание заниматься музыкой? Почему вы выбрали именно саксофон?

— Любовь к музыке у меня появилась в раннем возрасте. Я начал заниматься ею с шести лет. С выбором саксофона связан случай из детства, когда моя мама позвала меня к телевизору и сказала: «Посмотри, вот играет саксофон, король всех инструментов». Слушая, я сразу влюблялся в его звуки и тембр, и с тех пор я точно решил, что хочу стать саксофонистом. Мой дедушка приобрёл для меня мой первый инструмент. Хотя сейчас он в нерабочем состоянии и его нужно реабилитировать, я храню его по сей день.

— После окончания МГМК им. Глинки вы приняли решение продолжить учёбу в Армении. С чем было связано такое смелое решение, ведь почти никто из белорусских армян-музыкантов не поехал поступать в Ереванскую консерваторию?

— После окончания колледжа я собирался поступать в Белорусский университет культуры и искусств, но по стечению обстоятельств, мой выбор пал на Ереванскую государственную консерваторию. Музыканты в Армении достаточно универсальны, и поэтому в Ереван меня также привел интерес поработать с армянскими музыкантами. Что, собственно, и удалось: я получил опыт работы в оркестре Дома радио, под руководством Ерванда Ерзнкяна.

— Что является для тебя ориентиром в исполнении джазовой музыки? Какие твои любимые джазовые исполнители?

— Одним из самых любимых является Эрик Мариенталь, для меня он является номером один по подаче и качеству звука, также ещё одним мной любимым является Джералд Олбрайт.

— С кем из известных музыкантов тебе хотелось бы поучаствовать в джем-сешне?

— Безусловно, с Эриком Мариенталем, это был бы прекрасный опыт.

— А с какими исполнителями ты уже успел посотрудничать?

— В Беларуси, играя в Президентском оркестре партию первого саксофона, я успел поработать на одной сцене с Джо Кокером, Демисом Руссосом, Ларой Фабиан, Энио Морриконе, Игорем Крутым. Я играл на их концертах в «Минск-Арене», перед огромной публикой. Правда, уже три года как я не работаю там!

 — С какими армянскими мэтрами за время пребывания в Армении тебе удалось поработать?

— С Левоном Малхасяном успел поработать.

— Правда? Расскажи, как у тебя это получилось.

— Когда я приехал в Армению, я первым делом поинтересовался: «Где здесь есть джаз-клубы? Я хочу попасть на джем-сешны». Мне посоветовали Малхаз. Я пришёл туда просто посидеть и отдохнуть, но на всякий случай захватил с собой саксофон. Я познакомился с музыкантами джаз-клуба, они разрешили мне поиграть с ними без всяких проблем. Спустя какое-то время мне позвонили и пригласили меня поиграть с Левоном Малхасяном в его клубе. Я познакомился с ним, и уже впоследствии мы работали с ним вместе на больших сценах под управлением Ерванда Ерзнкяна и Мартына Вартазаряна.

— Расскажи историю об освоении тобой дудука.

— На дудуке я научился играть в Армении. Любовь к этому инструменту мне передалась генетически. Мой покойный дедушка, Авет Оганесян, был дудукистом, уважаемым и авторитетным исполнителем, в своё время работал со многими известными музыкантами — Дживаном Гаспаряном, Геворгом Дабагяном, у которого я брал уроки на родине во время учёбы в консерватории.

— О чем ты думаешь, когда исполняешь музыку на дудуке в Беларуси?

— В принципе, ни о чём. Я просто закрываю глаза и пытаюсь вызвать у себя такое состояние, когда «пойдут мурашки по телу». Если исполняешь музыку от души, то состояние, в котором находишься во время игры, невозможно передать словами. При этом я не играю каждый раз одинаково. Музыка, исполняемая на дудуке — это целая философия.

— Как ты думаешь, можно ли исполнить на дудуке что-то сложнее, чем народную музыку, тот же джаз, при наличии в нем всего-то девяти отверстий?

— Игра на дудуке не требует виртуозной техники и мастерства импровизации. Часто встречаются музыканты, которые экспериментируют с чем-то новым, но я категорически против этого. Для импровизации и более современных стилей существуют свои инструменты. Дудук подходит в основном для исполнения душевной, философичной и грустной музыки.

— Мне известно, что ты любишь заниматься спортом. А что, на твой взгляд, объединяет музыку и спорт?

— В музыке, как и в спорте, чтобы чего-то добиться, нужны эффективные тренировки. Я сам также мечтал быть спортсменом, занимался греко-римской борьбой и таэквондо, занимал призовые места в городских и республиканских соревнованиях в Минске. Но родители заставили меня отступить и повернули на путь музыканта.

Надежда ТУЛИНОВА

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: