А.Дургарян: «Хороший специалист сыграет музыку любой национальности».

Выдающийся скрипач и дирижёр, участник оркестра «Виртуозы Москвы» В.Спивакова, Заслуженный артист Армении Амаяк Дургарян выступил в большом зале Белорусской государственной филармонии в Минске, 18 октября. Он принял участие в первом концерте из цикла под общим названием «Для всех» Государственного камерного оркестра Республики Беларусь.

Оркестром были исполнены Менуэт с двумя трио Ф. Шуберта, Дивертисмент ре мажор для струнного оркестра и Концерт для флейты с оркестром В. Моцарта, Базельский концерт И. Стравинского и симфония №45 («Прощальная») И. Гайдна.

Хотелось бы отметить, что репертуар произведений для концерта подобран с целью передать всю сущность музыки эпохи и эстетики классицизма, её главные черты: гармоническую стройность, характерную уравновешенность, простоту формы, контрастное сопоставление образов и их развивающееся взаимодействие, заканчивающейся радостным концом. Причем в разное время классические произведения различными композиторами трактовались по-разному, в зависимости от эпохи, в которую они творили. К примеру, Дивертисмент ре мажор Моцарта – весьма характерное классическое произведение, в котором доминирует принцип контраста и господствует приподнятое настроение оптимистичный жизнерадостный характер, чистота гармонии здесь глубоко совершенна. А уже в менуэте Шуберта – композитора начала XIX века – нет такой пышности, благородства, которая была бы свойственна для классического французского танца. В них проступают романтические черты, внутреннее беспокойство, волнующие вопросительные интонации. В Базельском концерте Стравинского для струнного оркестра классический стиль переносится в новейшую историю, поэтому воспринимается это произведение зрителем немного сложнее. Однако в нестандартной, слегка «поломанной» форме и диссонирующей, острой аккордике можно уловить повторяющийся импульс классической мелодии и ритмический рисунок музыки, характерной для стиля Гайдна и Моцарта, композиторов XVIII века.

И, конечно же, нельзя забыть сказать о небольшом составе оркестра – именно таким он и был в эпоху Просвещения, когда творили эти великие классики. В этом его отличие от больших симфонических оркестров, где солистов больше вдвое, а то и втрое, где за счет большего разнообразия инструментов расширены духовая и ударная группы. Большой радостью было видеть даже с бельэтажа, как спокойно и мягко управлял камерным оркестром Беларуси Амаяк Дургарян. Чтобы добиться максимально точной трактовки контекста программы и до глубины погрузить оркестрантов, а затем уже и зрителей в атмосферу Нового времени, он не применял резких, патетичных движений руками, плечами и всем корпусом. Он также не иссякал мощную энергию, с какой можно дирижировать произведениями Бетховена, Вагнера, Чайковского, в которых присутствуют темы рока и борьбы. Дирижёр давал понять, что в музыке Гайдна, Моцарта, раннего Шуберта это совсем не нужно.

Самым ярким номером первого отделения стал Концерт ре мажор для флейты с оркестром Моцарта, сольную партию которого с мастерством исполнила одна из ведущих исполнительниц на флейте в Беларуси, артистка Президентского оркестра Беларуси, выпускница и преподаватель класса флейты Белорусской государственной академии музыки Татьяна Кормазинова. В концерте, жанр которого подразумевает собой диалог-соревнование солиста и оркестра, Татьяна продемонстрировала все возможности этого нежного, мягкого и беззаботного тембра. Она словно исполняла роль лирической героини моцартовской комической оперы, скорее всего, маленькой нежной крестьянской девушки Церлины из «Дон-Жуана». Флейтистка старательно, с упоением переживала каждую фразу мелодии; истинное свое мастерство Татьяна продемонстрировала в виртуозной каденции с её переливающимися гаммами и пассажами в первой части концерта.

Во втором отделении зрители смогли увидеть и почувствовать исполнение «Прощальной симфонии» Гайдна согласно интересному замыслу композитора. В последней её части музыканты постепенно уходили со сцены, гасив свет на пультах после окончания своих партий и таким образом «прощались» со зрителем, до тех пор, пока на подмостках и в зале не наступила полная темнота. Такое же действие во время исполнения симфонии происходило и при жизни Гайдна. «Когда оркестранты начали гасить свечи и тихо удаляться, у всех защемило сердце… Когда же, наконец, замерли слабые звуки последней скрипки, слушатели стали расходиться притихшие и растроганные…», – писала одна из лейпцигских газет в 1799 г.

Но вечером нынешнего года никто из зрителей концертного зала Белгосфилармонии не покинул зал: публику ждал очередной сюрприз, уже вне программы концерта. И он стал самым главным. На прощание Амаяк Дургарян вместе с Государственным камерным оркестром Республики Беларусь решили подарить минским зрителям частичку солнца Армении, исполнив «Chinar Es» Комитаса в обработке для камерного оркестра и его же «Эчмиадзинский танец».

После концерта мне представилась счастливая возможность пройти за кулисы и вкратце побеседовать с Амаяком Дургаряном.

— Вы не впервые в Беларуси?

— Как дирижер я выступаю здесь первый раз, но до этого приезжал как скрипач с разными составами, в том числе и с «Виртуозами Москвы».

— Почему вы выбрали в качестве репертуара венских классиков и одновременно композитора XX века Стравинского? Было ли это желанием раскрыть сопоставление классицизма, каким он был в XVIII веке, и нынешнего, в современном его прочтении?

— Музыка Базельского концерта Стравинского очень напоминает Моцарта. Каждая нота в партитуре прописана весьма досконально, поскольку в зрелый период композитор часто обращался к стилям прошлых эпох. Это моё любимое произведение, одновременно и трудное (причём как для исполнения, так и для восприятия), и красивое.

— Как вам работалось с Государственным Камерным оркестром Беларуси ?

— Просто чудесно. Я сначала боялся, поскольку никогда не сотрудничал с камерными коллективами. Но с самого начала работы у нас сложились тёплые товарищеские отношения. Музыканты в оркестре, надо сказать, хорошие и, самое главное, серьёзные.

— Что вы можете сказать о белорусской оркестрово-исполнительской школе, ознакомившись с ней на практике?

— У вас хорошая школа, которая такой была всегда. Она впечатлила меня ещё с того момента, когда приехал первый раз в Беларусь играть вместе с этим оркестром, ещё находившимся под управлением белорусского композитора Олега Янченко. Наличие сильных исполнителей невозможно без сильной композиторской школы. А чтобы классическая музыка развивалась, ей нужна поддержка, причем не только в Беларуси, но и в Армении и во всем мире.

— Насколько по-армянски удалось оркестру трактовать Комитаса?

— Настолько точно, что я даже спросил участников коллектива, есть ли у них армянские корни. Знаете, если хочешь хорошо играть, надо быть хорошим специалистом, и тогда сможешь сыграть музыку любой национальности.

Наша справка

Амаяк Дургарян окончил Ереванскую консерваторию им.Комитаса и аспирантуру Московской консерватории им. П.Чайковского. Активно участвовал в создании Заре Саакянцем первого камерного ансамбля в Армении. С 1972 г. работал в Государственном академическом симфоническом оркестре СССР под управлением Евгения Светланова, с 1982  г.– в камерном оркестре «Виртуозы Москвы» Владимира Спивакова. С ним он выступал на престижнейших концертных площадках всех республик Советского Союза и всего мира от Америки до Японии, записал с оркестром много дисков. С 1990 г. А.Дургарян вместе с «Виртуозами Москвы» переехал в Испанию по приглашению королевской семьи, позже перешёл работать в симфонический оркестр княжества Астурийского. В настоящее время активно преподает в испанском Университете Овьедо, выпускники его класса работают в оркестрах Испании и Европы. В течение последних 5 лет дирижер является одним из членов жюри конкурса «Возрождение» в Гюмри. В нынешнем году А.Дургарян удостоен золотой медали Министерства культуры Республики Армения.

Надежда ТУЛИНОВА

Фото автора

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: