Саргис Бажбеук-Меликян: “Таких ощущений я нигде не испытывал”.

В Минском международном Рождественском конкурсе вокалистов приняли участие 111 участников из 16 стран. Мероприятие в четвёртый раз прошло в белорусском Большом театре оперы и балеты, в конце 2017 года. И вновь главная награда этого престижного конкурса отправилась в Армению. Напомним, что в 2016 г. победителем был признан Тигран Оганян. В этот раз обладателем гран-при стал бас Саргис Бажбеук-Меликян. К слову, он – внук выдающегося художника и колориста армянского происхождения – Александра Бажбеук-Меликяна. На заключительном, третьем туре конкурса, молодой певец с большим чувством и мастерством, исполнил арию хана Кончака из оперы А.П. Бородина “Князь Игорь” и тем самым, покорил искушённую публику. Наш журналист Сюзанна Степанян пообщалась с талантливым ереванским артистом.

– Комфортно чувствовали себя на сцене нашего театра?

– У театра прекрасная аура. Этому способствуют как зрители, так и артисты, музыканты, замечательное руководство в лице директора. Я должен заметить, что с первых дней, как я поднялся на сцену, ощутил странное чувство домашнего уюта и бесконечной свободы. Таких ощущений я больше нигде не испытывал. Даже входя в оперный театр, я чувствовал прилив сил. Это похоже на то, как ты приходишь усталый домой после тяжелого дня и, зайдя во дворик своего дома, ощущаешь себя лучше.

– Расскажите, что связывает вас с Беларусью?

– Отец, Вазген Александрович Бажбеук-Меликян, рассказывал мне в детстве, что в нашем армянском княжеском роду есть так же и белорусская кровь. Бабушка моего отца была белорусской. Я интересовался у папы, кто такие белорусы и что это за нация, а он всегда с теплом отвечал, что это добрые, светлые и чистые люди. Поэтому у меня всегда была мечта посетить Беларусь и познакомится с её жителями. Когда в 20 лет после окончания архитектурного института я стал оперным певцом, моя мечта несколько изменилась. Теперь я хотел приехать в Беларусь в качестве оперного исполнителя.

– Что повлияло на ваш такой рискованный шаг в смене профессии архитектора на оперного исполнителя?

– В 7 лет я поступил в русскую школу им. А.С.Пушкина и одновременно в музыкальную школу им.Саят-Новы по специальности скрипка. Помню, как сложно мне давалось сольфеджио. Но мама, архитектор – Джемма Асратян, хотела, чтобы я пошел по ее стопам и я поступил в подготовительный класс архитектурного колледжа, после чего, окончил архитектурный институт. Таким образом, я отдалился от музыки, не закончил музыкальную школу, но получил музыкальное образование. Хочу отметить, что у меня всегда были отменные музыкальные данные. Мои педагоги всегда подчёркивали, что у меня хороший слух. И сейчас в моей профессии, у меня, как у вокалиста, есть преимущество, т.к. я учился игре на скрипке, я могу вступить в правильной тональности без какой-либо основной ноты, которую должен дать оркестр. Эту нужную ноту я слышу в себе. Безусловно, считаю, что это заслуга моего обучения игры на скрипке.

– Откуда такая любовь к опере?

– Первое знакомство с музыкой произошло в детстве, в моём доме, где всегда играла классическая музыка. Помню то количество пластинок, на которых была практически вся классическая музыка, существовавшая в советское время. Слушая ее, я обращал внимания на струнные инструменты и, возможно, поэтому меня отвели в скрипичный класс. Всегда любил звук, особенно звук открытой струны. Одно из моих ярких школьных воспоминаний, это урок игры на скрипке, где я учусь водить смычком по открытой струне.

Когда родители расстраивали меня, я уходил в свой укромный уголок и напевал неаполитанские песенки, тем самым успокаивая себя. Мне рассказывали, что у моего отца был красивый дискант (высокий детский голос – прим. автора) и он прекрасно пел, а у отца моей мамы, был очень низкий бас. Наверное, это от них мне достался такой широкий диапазон. Голос в нашей семье был у всех, я точно знаю, но профессионально пением, до меня, никто не занимался.

Я любил камерную музыку и, будучи человеком с “немаленьким” голосом, как говорил мой педагог, я сделал адекватный шаг, взяв и постувив в камерный класс. Окончил консерваторию как камерный певец. Первым моим выступлением был “Реквием” Моцарта. С этим репертуаром я выступал со Спиваковым с государственным камерным оркестром “Виртуозы Москвы”.

– Есть ли в вашей семье музыканты?

– В нашей семье, к сожалению, нет музыкантов. Но поскольку родная сестра моего дедушки была из дворянского рода, она получила хорошее образование и блестяще играла на пианино. После того, как произошёл распад буржуазного строя, она стала преподавать уроки игры на фортепиано. До сих пор сохранился её инструмент. Я помню, как к нам домой приходили многие композиторы, музыканты. Сама Майя Плисецкая приходила познакомиться с моим дедом – Александром Бажбеук-Меликяном, который является одним из основоположников армянской классической живописи. В то время он был известным художником. И все они подмечали, что мой дедушка был хорошим мелодистом. Утверждали, что если бы он не стал художником, то точно был бы знаменитым композитором.

– Над чем сейчас работаете и есть ли у вас любимые партии?

– Вместе с моим педагогом, Барсегом Туманяном, я работаю над новыми ариями. Я всегда стараюсь смотреть на партии, как на роли и пытаюсь увидеть не только арию, но и весь спектакль. А также мечтаю исполнить партию Филиппа II в опере “Дон Карлос”.

– Какими качествами должен обладать профессиональный оперный исполнитель?

– Если речь идёт о профессионализме, то я считаю, что должно быть такое качество, как трудолюбие. Конечно, наличие голоса, умение держать нагрузку и правильно расставлять концерты, рассчитывать силы и не терять их во время репетиций, не терять яркости. Работоспособность и выносливость важны в нашей профессии, по крайне мере для меня. Я всегда считал, что вокал – это, прежде всего, актёрский талант, умение преподносить себя, нравится публике. В тоже время это колоссальная работа.

– С какими трудностями, на ваш взгляд, сегодня сталкиваются молодые певцы?

– Трудностей много. Слава Богу, мне удалось пообщаться с народными артистами Армении, Грузии, которые старше нашего театра. Это люди, которым за 90 лет. Я знаю, как было до них, во время них, знаю, как раньше приходила публика на “Отелло” Верди с запасёнными яйцами и помидорами. И, что в отличие от сегодняшних студентов, которых просят петь в галёрку, тогда артистам такого не говорили.

Я считаю, что одна из проблем современного молодого певца заключается в том, что он не понимает, каким должен быть принцип работы. Церковь и оперный театр являются храмами. Гениальность Гёте заключается в том, что он объяснил, что можно жить не только ради телесных благ, а можно умереть ради любви, жить ради любви, что ещё сложнее. Шекспир и Гёте, на мой взгляд, фактически создали всю нашу цивилизацию. Церковь говорит: не убей, не укради. А опера говорит: смотри, можно жить ради любви. Здесь затрагиваются глобальные ценности, которые преподаёт опера. В качестве примера я хочу привести роман “Даму с камеями”, Александра Дюма-сына, по мотивам которого Дж. Верди написал оперу “Травиата”. Хоть общество и было против этой гениальной оперы, т.к. главная героиня – падшая женщина, однако, Верди показал, что человек может измениться. Может прийти от плохого к добру. Он создал ту Европу, то прекрасное, что в ней есть сегодня. Оперные певцы должны давать идею, энергетику, их выступление должны быть на подобии службы в церкви. Уверен, что есть те, кто работает именно таким образом и делают это хорошо.

– Как проводите своё свободное время? Чем увлекаетесь?

– Я увлекаюсь спортом, но у меня не так много свободного времени. Я даже не могу понять, как у оперного певца может быть свободное время? Мне постоянно приходится разрываться на несколько частей, чтобы всё успеть. Когда у меня появляется время, я люблю проводить его в бассейне, на природе, активно бегаю. И считаю, что умному человеку никогда не будет скучно, ведь всегда есть что-то, что можно изучать, открывать для себя новое.

– Самое главное в жизни на ваш взгляд?

– Если говорить о творческом человеке, то самое главное – это искренность. Нужно быть максимально искренним на сцене.

– Какова ваша заветная мечта?

– Я хочу стать большим артистом. Только так у меня появится возможность выступать с другими большими артистами и музыкантами. Только так смогу добиться того, чтобы со мной играл Венский филармонический оркестр, а я выступал в “Ла Cкала” или “Ковент-Гарден”.

–В чём секрет успеха Саргиса Бажбеук-Меликяна?

–Искренняя любовь к профессии, к произведению, которое ты поёшь на сцене. Искренняя любовь к публике.

– На кого вы равняетесь, кто ваш любимый оперный исполнитель?

Мне сложно ответить на это вопрос, потому что я люблю и равнялся на многих певцов. Но могу сказать, что в детстве любил Марию Каллас.

– Планируете ли вы вновь порадовать своим голосом белорусскую публику?

– Да, планирую, что снова прилечу в Минск и смогу порадовать публику. Мне есть, что сказать на сцене. Тем более, что по правилам Минского международного Рождественского конкурса вокалистов, я, как победитель гран при, буду выступать на конкурсе в новом году.

– Ваше пожелание читателям.

– Хочу пожелать, чтобы искусство в вашей жизни был тем очагом, той искрой, которые не дадут погаснуть вам духовно. Чтобы оно всегда питало вас энергией, светом и вызывало желание творить.

– Спасибо за беседу. Я желаю вам успехов в вашем пути на большую сцену.

Сюзанна СТЕПАНЯН

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: