Олег ТРИГУБОВИЧ: «Интересно смастерить доспехи эпохи Тиграна Великого»

Много раз героями моего интервью становились армяне, обладающие творческим потенциалом, множеством идей, независимо от их профессии или избранного ими любимого дела. В настоящий момент хочу представить вам весьма необычного для армянской диаспоры Беларуси человека. Необычного уже потому, что он увлекается – кто бы мог подумать – средневековой рыцарской культурой. Он занимается в клубе исторической реконструкции, участвует в турнирах и сам кует доспехи. Знакомьтесь – кнехт Священной Римской империи белорусско-армянского происхождения Олег Тригубович из рыцарского клуба «Меч и ворон», умеющий не падать духом на земле и твёрдо держаться в седле.

– С чего началось твое увлечение средневековой культурой? Как получилось, что ты решил воплотить историю в свою реальную жизнь?

– Это увлечение было у меня с детства. Историей я интересовался всегда, правда, сначала не средневековьем, а XVII-XVIII веками, и преимущественно военными кораблями этого периода. Позже мама купила мне диск с компьютерной игрой про Робина Гуда, по современным меркам она, конечно, уже устарела. С того момента случился поворот от Нового времени к медиевистике. С 11 лет я пытался мастерить примитивные вещи – деревянные мечи, даже арбалет. Меня всегда притягивали разные старинные вещи – костюмы, доспехи, оружие, в общем – военная составляющая. Но все эти вещи были совсем не похожи на то, чем я сейчас занимаюсь – историческую реконструкцию. Здесь я ощущаю на собственном опыте все приключения бойца той эпохи, и впечатления от них совсем не те, что возникают во время чтения книг или компьютерных игр.

– Как давно ты занимаешься в рыцарском клубе?

– В клуб исторической реконструкции я пришёл в конце 2011 года. На момент моего прихода он специализировался на истории Священной Римской империи XIII века – Высокого Средневековья. В последнее время мы поменяли курс на позднее Средневековье, и на данный момент мы реконструируем военный отряд (нечто вроде «Копья») из юга Германии конца XV века.

– В каких турнирах уже принимал участие?

– В Беларуси мы принимаем участие почти во всех фестивалях. В последние годы число мероприятий, посвящённых средневековой культуре Беларуси и Европы, в нашей стране значительно выросло. Самыми масштабными мероприятиями за последний год могу посчитать «Наш Грюнвальд» в Дудутках, были так же фестивали под Новогрудком, под Борисовом. Особенно запомнился ежегодный «Рыцарскi фэст» в Мстиславле. Он проходил на месте замчища, которое застраивают аутентичными постройками – башенками, частоколом. В Мстиславле проводят очень много раскопок, да и сам по себе город старинный, есть на что посмотреть. Вообще, за всё моё время пребывания в клубе, мы успели побывать и за границей: в Литве, Польше, Украине, Молдове и на Кипре.

Мероприятия, посвящённые рыцарской культуре, имеют много различных форматов, поэтому само понятие «турнир» – широкое. Есть пешие соревнования, например, бугурты, где одна группа рыцарей старается повалить другую группу на землю – соответственно, чья группа рыцарей осталась на ногах, та и выиграла. Есть конные, называются «джостерами»: здесь рыцари бьются деревянными копьями. Но меня больше привлекает что-то более масштабное, чем турниры – военные сражения, имитация боевых действий на больших полях.

– А в вашем предметном регионе – Южной Германии – были?

– Лично я – нет, но мой клуб уже был. В ближайшее время как раз собираемся поехать, но не в этот регион, а на фестиваль, который проводится на границе Германии и Франции, на территории замка, и его тематика как раз охватывает Позднее Средневековье.

– В чём, на твой взгляд заключается различие рыцарских культур Южной Германии и Великого княжества Литовского?

– В то время общего было достаточно много. И ВКЛ, и Священная Римская Империя были мощными европейскими государствами. Класс потомственных военных был одним из элитных слоёв общества. В Великом княжестве Литовском таковым было боярство, и оно руководствовалось опытом вооружения государств Западной Европы, в частности входивших в Священную Римскую Империю, которая тогда диктовала военную моду, и была основным экспортёром оружия и доспехов. Литовская военная элита покупала доспехи у немецких мастеров, не говоря о том, что в ВКЛ была немецкая наёмная пехота. Все это способствовало и перениманию рыцарских и светских традиций. Однако везде были свои региональные особенности, но их, конечно, не так просто перечислить.

– Слышала, что ты сам изготавливаешь рыцарские доспехи.

– Я сплёл уже две кольчуги: первую – 5 лет назад, вторую только недавно закончил. В плетении кольчуг я использовал мягкую стальную проволоку. В среднем одна кольчуга весит 8-9 кг. Вообще, полный латный комплекс вместе с кольчугой может весить до 40 кг, но этот вес распределяется по всему телу человека, когда он облачается в доспехи. Я также делаю кирасы (защитные панцири для груди и спины, которые надеваются на кольчугу), латные руки, перчатки. Вырезаю их из листовой стали, той марки, которая больше подходит для конкретной цели, а дальше идет ковка, в холодную или горячую. Собираю мечи, кинжалы. Есть мысль самому сделать настоящий арбалет, но процесс его изготовления сложный. Так же и со шлемами: для участия в мероприятиях мы используем шлемы-салады – самые распространённые в средневековой Европе конца XV века. Их конструировать тоже непросто, в моём клубе есть люди, которые могли бы это сделать лучше меня.

– Как и где ты подбираешь образцы для изготовления рыцарских доспехов?

– Реконструкция у нас происходит строго по прототипу. Допустим, если нам необходим шлем, мы ищем в интернете фотографии определённого шлема, который подходит нам по региону и историческому периоду, из конкретного музейного источника или каталога. Желательно, чтобы нашлось 5-6 фотографий одного шлема с разных ракурсов. Приветствуется указание на фотографии определённых параметров шлема – ширины, длины и т.д.

– Расскажи о своих армянских корнях.

– Моя мать армянка, но родилась в Мингечауре, на западе нынешнего Азербайджана. На армянских территориях появились на свет её родители: моя бабушка – в Армении, дедушка – в Арцахе. В Беларусь моя мама переехала ещё в начале 80-х годов; в принципе, в то время для Советского Союза была характерна внутренняя миграция представителей народов разных его республик.

В основном часть армянской культуры передала мне моя бабушка Тамара. На армянском языке я всегда поддерживал с ней связь, но когда она ушла из жизни, мне стало просто не с кем общаться по-армянски, и на сегодняшний день мои познания языка совсем небольшие.

– Рассказывала ли тебе твоя бабушка что-нибудь об Армении?

– Разумеется, но трудно сейчас вспомнить какой-то конкретный эпизод. Были рассказы из ее раннего детства, например. Это было трудное время. Мать моей бабушки была замужем за человеком, имевшем богатое наследство – большой дом, приусадебный участок. Но в 1920-е годы, после окончания Гражданской войны, большевики конфисковали дом в пользу государства, выделили маленький участок, на котором появился бедный маленький домик. И в этом домике моя бабушка появилась на свет.

– Постигаешь ли ты дальше армянскую культуру после смерти бабушки?

– Изучение культуры Армении для меня интересно. Я не исключаю возможности посещения этой страны, по крайней мере, через пару лет, потому что я ещё никогда там не был. Хотелось бы посетить Матенадаран, съездить на Севан, посмотреть церкви и монастыри. Словом, хочется увидеть Армению в действительности. Постоянно пополняю свой музыкальный плейлист в соцсети средневековой духовной музыкой, мелодиями дудука, творчеством Bambir, Element Band. Причём я стараюсь искать не раскрученные имена известных исполнителей, а как музыка звучит, что из себя представляет звуковая палитра того или иного трека. Я знаком с историей Армении, стараюсь искать новые факты, о которых я раньше нигде не слышал. Средневековый период армянской истории мне кажется насыщенным и богатым, в особенности, время существования Анийского, Киликийского царств.

– А нет ли желания смастерить доспехи скажем, войска Тиграна Великого?

– Было бы интересно смастерить доспехи в духе эпохи Тиграна Великого, но стоит заметить, что трудно переключаться с реконструкции более поздних эпох на более ранние, когда все детали нарисованы в совершенно минималистическом стиле и весьма абстрактно. Приходится додумывать самому, опираясь на более широкие сведения об изготовлении оружия и доспехов в античном, эллинистическом мире. Однако если бы ко мне попали более существенные источники, вполне возможно я бы этим занялся.

Надежда ТУЛИНОВА

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: