Паруйр СЕВАК: «Нас мало, да, но мы армяне!»

24 января родился выдающийся армянский поэт и литературовед Паруйр Рафаэлович Севак (Պարույր Ռաֆայելի Սևակ (Ղազարյան)). В этом году ему могло бы исполниться 96 лет. В Минской армянской общине прошел литературный вечер, посвященный творчеству Паруйра Севака.

Паруйр Севак родился в селе Чанахчи (ныне Зангакатун) Араратского района Армении.

Так как в семье он был единственным ребёнком, он никогда не чувствовал недостаток родительской любви или внимания. В нём с детства воспитывали преданность родным, тонкое чувство святой родственной связи. Он дарил откровенную и тёплую любовь окружающим, особенно матери. Вот, как о своей матери писал сам поэт: “Моя мать была той женщиной, для которой значение слова «несчастье» оставалось загадочным явлением до конца жизни. Всю свою жизнь она себя считала несчастной, несчастьем для неё была жизнь, далёкая от правильной. Для неё несчастьем было, когда поздно скашивали траву, когда не хватало чайных ложек, каждая разбитая тарелка, или пропажа сушилки. Душу поэта имела она, тяжело переживала трудные моменты, через волнения, имела ненасытную душу, о чём говорила её простая, девственная сущность. Я от неё унаследовал чересчур много, так много, что всё это поменялось на противоположное её качествам.”

Уже в 5 лет, без официального посещения школы, маленький Паруйр мог и читать, и писать. Спустя год, его учительница разрешает ему посещать школу. Теперь имя и фамилия маленького поэта фигурировали в журнале. В  деревенской школе хороших учеников было немало, однако никто не мог сравниться с Паруйром. Эта маленькая школа открыла для него огромный мир книг, однако, самих книг не было. “Это были годы процветания, однако также они были одними из наитруднейших. Не было ни бумаги, ни карандашей, не было даже учебных пособий. Нередким зрелищем было, когда целый класс учился по одному учебнику. Мало было учителей. Почти все были со средним, а иногда и вовсе плохим образованием. Например, в 9-м классе у нас был один физрук, он был громоздким, но в то же время очень приятным молодым человеком. Тот же молодой человек в 10-ом классе должен был нас обучать ещё и литературе. Каждый день, литература-физкультура. И он обучал: ночью я писал про жизнь и творчество поэта, которого мы должны были учить завтра, и уже утром он диктовал написанный мною текст. Несмотря на это, я наравне со всеми писал диктант. И так круглый год.”

Со школьной скамьи, а в студенческие годы и вовсе, Паруйр был неразлучен с книгами, будь то поэма или сборник произведений, учебник по истории или философский трактат, что бы ни читал, всё равно, рядом с ним обязательно должна была быть ручка или карандаш. Ему не нравились те книги, где для него карандаш был бесполезен. Любил поэзию, и с произведениями большинства даже был знаком. Очень любил Ованеса Туманяна: “Я – мой величайший секрет, сам – мал, уже давно был уверен, что стану « как тот человек, который написал “Гигор”-а», то есть писатель или поэт, но об этом знали только я, и… Бог.”

После окончания школы, в 1940 г. Паруйр Севак поступил на отделение армянского языка и литературы филологического факультета ЕрГУ. После окончания вуза в 1945 г., Севак поступает в аспирантуру Академии наук Армении. В эти же годы он женился на своей однокурснице Майе Авагян и у них родился сын — Грачья, но через несколько лет этот брак распался.

Севак уехал учиться в Москву и поступил в Литературный институт им. Горького. В Москве он женился на грузинке Нине Менагаришвили. В браке с ней у Севака родилось двое сыновей — Армен и Корюн. В 1955 г. он окончил и этот вуз и до 1959 г. занимался преподавательской деятельностью в том же институте.

В 1960 г. Севак возвращается в Ереван. Доктор филологических наук, лауреат Государственной премии АССР (1967), за создание лирической поэмы «Несмолкающая колокольня» (1959) — удостоен Госпремии СССР. В 1963—1971 гг. работал в Институте литературы им. Абегяна в качестве старшего научного сотрудника. В 1966—1971 гг. был секретарем правления Союза писателей Армении. В 1967 г. защитил диссертацию и получил степень доктора наук.

Через год был избран депутатом Верховного Совета Армянской ССР. Депутат Верховного Совета СССР 7 созыва.

17 июня 1971 г., возвращаясь домой из родной деревни, Паруйр Севак с женой Ниной Менагаришвили попали в автокатастрофу и погибли.

 Псевдоним

Паруйр Рафаэлович выбрал себе псевдоним, когда впервые предложил стихи к публикации в журнале. В редакции ему сказали, что фамилия Казарян не звучная для поэта. Недолго раздумывая, Паруйр, который восхищался Рубеном Севаком — выдающимся западно-армянским поэтом,  павшим жертвой геноцида, выбрал себе псевдоним «Севак».

Творчество

Первые стихотворения Паруйра Севака увидели свет в журнале «Советская литература». А через время были опубликованы первые сборники стихов «Бессмертные повелевают» (1948), «Дорога любви» (1954), «Снова с тобой» (1957), «Человек на ладони» (1963), «Да будет свет» (1969) и первая поэма «Несмолкающая колокольня» (1959), где центральная фигура — Комитас, её главная тема — история жизни и смерти великого композитора, который прошёл со своим народом все ужасы геноцида армянского народа в Османской Турции в 1915 году.

Именно судьба Комитаса вдохновила художника на создание этих работ. Поэма, иллюстрированная Ханджяном, стала настольной книгой в каждой армянской семье. Иллюстрации художника помогают сохранить в памяти читателя яркий образ героя и показывают его собственное отношение к этим трагическим событиям.

Большое воздействие на творчество Паруйра Севака оказал тот факт, что и его родители вынуждены были бежать из Западной Армении, которая находилась под властью Османской Турции, спасаясь от геноцида армян 1915 г., организованным правительством младотурок. Раздумья поэта о геноциде отражены, в основном, в поэмах «Несмолкающая колокольня» и «Трёхголосная литургия» (1965), которая посвящена 50-летию геноцида 1915 года.

Стихи Севака были опубликованы в 1942 году. В брошюре «Андраник» («Бессмертные повелевают», 1948) в Ереван пришли характерные черты поэтического темперамента и мышления — гражданское беспокойство, стремление познать тайны внутреннего мира человека и прибегнуть к непринужденным поэтическим структурам. Затем вышли в свет поэма «Непримиримая близость» (1953) и сборники стихов «Путь Любви» (1954), «Снова с тобой» (1957). Начало нового поэтического качества — любовные поэмы («Запоздалая любовь моя», «Отступление с песней», « Песнь песни») и «Несмолкающая колокольня». Эта поэма изображает судьбу Комитаса — со дня рождения до безумия с впечатлениями от Геноцида армян, а затем и смерть « Возвращение на родину» — в 1935 году. Все это было представлено в поэме на обширном фоне политической и социальной жизни армянского народа с богатым использованием этнографического и фольклорного материала.

Особое значение имеют и другие поэмы Севака «Айр Ми Маштоц анун» и «Трехголосная литургия», которые отличаются патриотичным духом и философскими погружениями: в первом была переосмыслена роль изобретателя армянской письменности, вторая — посвящена памяти жертв апрельского Геноцида армян.

Севак своим творчеством решил инновационные задачи, сопоставив с конструкциями американского (У. Уитмен), европейского (П. Элюар) и русского (В. Маяковского) стихотворения, вложенных в армянское стихотворение (Григор Нарекаци, Сиаманто, Егише Чаренц). Первая знаменательная заявка на подобную комбинацию — сборник «Человек на ладони» (1963), которому присущи, прежде всего, страсть к раскрытию тайны внутреннего мира современного человека, затем — создание «Свободного стихотворения» и гибкость поэтических форм. В сборнике стихов и поэм «Да будет свет» (1971) Севак открыл новые возможности для признания человека, личности и того, чего он достиг с применением сопоставимо-аналитического принципа художественного восприятия реальности. В то же время, он довел до высокого напряжения свой критический пафос против человеческих и общественных пороков, выступал как апологет совершенства человека и гармонии мира.

Значительная часть литературно–филологических и литературно-критических исследований и статей Севака касается Григора Нарекаци, Месропа Маштоца, Комитаса, Наапета Кучака, Петроса Дуряна, Ованеса Туманяна, Егише Чаренца, современных поэтов, армянской истории и других языковых проблем. В монографии «Саят-Нова» (1969), Севак решил ряд филологических «загадок» и, проникнув в суть стихов Саят–Новы, раскрыл ряд особенностей его творчества.

В истории армянской эстетической мысли, в частности, в плане разработки теоретических основ поэтического искусства, примечателен ряд статей Севака, в первую очередь, дискуссионная статья «Во имя и против основ реализма». Поэт выступил в них против «нагло–сказочных», описательных и примитивных стихов. Путь развития современного стихотворения, по мнению Севака, должен быть проникающим в глубины человеческой души и измерение, насыщенное широкими полифоническими возможностями и знаниями. Некоторые формулировки, предложенные Севаком относительно теории стихотворения, вошли в научный оборот.

Паруйр Севак перевёл на армянский язык произведения Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока, Янки Купалы, Райниса, Брюсова, Абашидзе, Маяковского, Межелайтиса, ряда венгерских поэтов и др. Его произведения изданы на русском, украинском, литовском, грузинском, чешском, венгерском и других языках.

Смерть поэта

Есть множество версий смерти поэта. Одна из самых популярных – это автокатастрофа на дороге из родного села в Ереван. Сам Паруйр водить не умел, а его водитель отказался вести машину, т.к. был занят. Но поэту срочно нужно было ехать в Ереван, на похороны тёщи. Тогда Паруйр сказал, что если сможет вывести машину из гаража, то они поедут. И в результате, предположительно на 8-ом километре от родного села, Паруйр с женой Менагаришвили попал в автокатастрофу. Столкнулся с машиной, перевозящей молоко из деревни.

Есть и версия того, что это была спланированная операция по устранению неугодного властям человека.

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: