Куда приводят спортивные мечты?

Поединок между кикбоксерами (73 кг) Жорой Акопяном (Армения) и Рафалом Дудеком (Польша) пройдёт в Falcon Club Arena 29 февраля! Как признался армянский спортсмен на своей странице в соцсетях, он ждал реванша два года. Мы побеседовали с Жорой накануне важной для него схватки.

— Среди армянских бойцов много тех, кто занимается грэпплингом, греко-римской и вольной борьбой. Почему ты выбрал именно кикбоксинг? Как так получилось?

— Это не было запланировано. Я с самого детства занимался спортом. Сначала каратэ – мне было около 7 лет. Потом мы с дядей обсудили переход в бокс. Но я быстро понял, что без ударов ногами мне сложно, потому что мне нравились такие удары, а в боксе задействованы только руки. В итоге мы с дядей приняли решение попробовать кикбоксинг. В возрасте 10 лет он привел меня в секцию кикбоксинга в Полоцке. Там я тренировался под руководством Анатолия Эрнестовича Селедевского. И в 17 лет я переехал в Минск к тренеру, который готовил бойцов на профессиональном уровне, к легендарному Андрею Сергеевичу Гридину. Его знают в этом спорте очень давно. Он к каждому спортсмену относится индивидуально. Видит хорошие стороны бойца и их развивает. И до сих пор выступаю и представляю клуб «Gridin GYM» и своего тренера.

— Но на ринге ты представляешь Армению и выступаешь под армянским флагом?

— Да, я армянин, хотя родился в Ахалкалаки (Грузия). Когда мне было 5 лет, семья переехала в Полоцк и хотя клуб белорусский, я все же представляю Армению. Так можно. Есть много бойцов UFC, которые живут в США, России и представляют Армению. Но на ринг я хочу выходить под двумя флагами – это обязательно белорусский и армянский.

— Почему у кикбоксеров, выходя на ринг, принято брать себе псевдоним?

— Обычно это прозвище дают болельщики за какие-то качества. Допустим, зрители во время боя могут выкрикнуть какое-то слово, и оно привязывается к спортсмену и остается с ним по жизни. Например, меня мой младший брат зовет Акула. Хотя ко мне еще это не прижилось. Но возможно я когда-нибудь напишу это на афише вместо своего имени.

— Для тебя поединок – это чистый спорт? Как часто ты включаешь в свои бои элементы шоу?

— Да, есть такое. Я стараюсь, чтобы людям нравилось. Если взять бойцов, которые просто дерутся, то зрителям не так интересно будет смотреть на простой бой. Элементы шоу делают выступление ярче и привлекают больше внимания к спортсмену.

— За счет чего ты побеждал? У тебя был какой-то фирменный прием?

— У меня нет какого-то коронного приема, я всегда импровизирую. Но когда идет подготовка, мы работаем совместно с моим тренером. Он тактически выстраивает бой, определяет чему надо больше уделить внимания. Как надо подготовиться к определенному сопернику, если он, допустим, левша. Мы предварительно просматриваем предыдущие бои спортсмена, с которым мне предстоит сражаться, изучаем, как он ведет себя. Моя задача уже слушать тренера и выполнять то, что он говорит. Это как игра управляемой машиной. Еще ни разу не подводило его чутье.

— Но все же, какая твоя сильная сторона?

— Не знаю, насколько это правда, но мой тренер говорит, что у меня хорошая защита и неплохая выносливость.

— Ты когда-нибудь участвовал в боях без правил? Если тебе предложат поучаствовать, согласишься?

— Мне пока не приходилось участвовать в смешанных единоборствах. Если бы предложили, я бы согласился, но, скорее всего, позднее. Потому что я хочу пока добиться чего-то в кикбоксинге, а потом можно переходить и в такие турниры, как UFC, M1.

— Какой из боев стал самым запоминающимся? Возможно, это был не самый сложный для тебя бой, но, я так понимаю, из-за несправедливости судей, именно турнир с Рафалом Дудеком ты до сих пор не смог забыть?

— Мы бились в Польше, то есть на территории соперника. И получилось так, что судейство состояло сплошь из поляков. А рефери, который был с нами в ринге, относился ко мне, скажем так, не по спортивному. Мне так показалось. Когда я входил в клинч, то есть немного сдерживал соперника, были разные моменты с моей стороны и с его стороны, но все замечания адресовались именно мне. В итоге я получил желтую карту. Вообще, это был мой 10-й юбилейный бой. Честно говоря, я сколько лет нахожусь в спорте, но даже не знал, что бывает такая карта. Может быть, это специфика именно этого турнира… Кстати, сейчас у меня с Рафалом будет 20-й по счету бой.

— Символично! А судьи кто теперь будут?

Кто-то из белорусов, может быть из стран ближнего зарубежья. Фамилии пока не знаю. Судейство в Минске будет честное на 100%. И это все, чего я хочу и что важно для каждого бойца. Как-то особо не настраиваюсь. Хочется выиграть, ведь я дома буду биться, и много людей придет поддержать меня, как армян, так и моих друзей, родных. Придет дядя, мои родители, поэтому хочется не ударить в грязь лицом и одержать победу.

— Ты не встречался в боях без правил с пакостничеством со стороны соперников? Может, кто-нибудь из них тебе битое стекло в носки подсыпал?

— Может быть, так раньше было. И такое мнение сформировалось за счет кинофильмов. Сейчас на всех турнирах есть проверка. Тебе дают определенные перчатки и контролируют, как ты бинтуешь свои руки перед боями. Организаторы берут на себя ответственность. В раздевалке стоит человек и следит за всем, что ты делаешь, как разминаешься. И даже в момент выхода в ринг рефери тебя полностью проверяет, в чем ты одет, что у тебя с собой.

— Трудно ли боксировать соперника, когда он твой друг?

Именно на профессиональном ринге у меня не было таких ситуаций. В детстве, когда на любительском уровне выступал — да, бывало такое.

— А с кем-то из соперников складывается потом дружба в жизни?

— Скорее хорошие отношения, уважение. Дружить не приходится, потому что все из соперники, как правило, из разных стран и мы просто не видимся.

— Используешь ли ты допинг?

Нет. Спортивное питание — это максимум, протеины. БЦА тонизируют организм, помогают быстрее восстанавливаться после тренировок. Овощи, мясо, иногда кола.

— У тебя были серьезные травмы?

— Да, конечно, без этого вообще никак. У меня была травма тазобедренного сустава, которую, к счастью, я залечил. Меня никто не бил, просто сказались постоянные тренировки, а организм все-таки изнашивается. Надеюсь, нога не будет болеть вообще никогда.

— Что же толкает молодых людей идти заниматься таким травматичным видом спорта, как кикбоксинг?

— Во-первых, каждый хочет уметь постоять за себя и своих близких. Только надо приложить усилия. Во-вторых, ты приобретаешь крепкое тело и дух. Мне кажется, это привлекает. У меня в Беларуси много двоюродных и троюродных братьев и они стали интересоваться такими видами спорта, как UFC, тайский бокс, кикбоксинг. Даже меня просят, чтобы я их тренировал, тянутся за мной и за другими борцами. Все хотят быть сильными!

— Есть мнение, что любого борца можно определить по интеллекту, вернее по его отсутствию.

— Это не правда. Тем, кто так считает, я бы посоветовал самим попробовать, что такое кикбоксинг. А вообще я не обращаю внимания на такие слова. Сколько людей, столько мнений!

— А еще чем ты занимаешься кроме спорта?

— Учусь в Белорусском университете физической культуры на 3 курсе на тренера-преподавателя. Мог бы и раньше закончить, но брал много академических отпусков из-за соревнований. Сейчас провожу индивидуальные тренировки для всех желающих. Но в будущем я не планирую быть тренером.

— На данный момент ты работаешь ради славы или для того, чтобы подзаработать? Сколько зарабатывают победители?

— И то, и другое – все вместе. А вот о заработке умолчу. (Улыбается).

— Спрошу тогда по-другому. В большинстве своем бойцы работают сами на себя? Или их скупают, как дорогих коней?

Бойцы получают какую-то сумму от боя и она делится между спортсменом, тренером и менеджером. То, что я выступаю на ринге, это ведь не только моя заслуга, но и тренера, потому что он находит этот бой, готовит меня к нему и ведет в процессе. Меня еще ни разу не пытались купить. А вот топовых бойцов высокого уровня, думаю, покупают.

— Ты следишь за спортивными успехами армянских бойцов, которые живут в Армении? Поддерживаешь ли с ними? Кого среди них выделяешь?

У меня нет кумиров. Но есть моменты, когда я выделяю технику бойца, его манеру ведения боя. Сейчас у нас номер 1 в кикбоксинге – это Джорджио Петросян, он выступает в категории 71 кг, живет в Италии и выступает за Армению. Он мне очень нравится по технике, у него даже прозвище говорящее – Доктор, потому что он все так четко делает, без единой ошибки, как хирург. Марат Григорян живет в Бельгии, я знаком с Арутом Григоряном, мы пересекались с ним на соревнованиях. В детстве, когда я смотрел бокс, мне нравился боец Артур Абрахам.

— И последний вопрос. У тебя есть какой-то ритуал перед выходом на ринг?

— Да, я крещен в Армянской церкви. И всегда обращаюсь к Богу с молитвой, потому что я очень верующий, как и вся моя семья. Молюсь, чтобы мне и моему сопернику пройти бой без травм и чтобы он окончился победой для меня.

Диана ШИБКОВСКАЯ

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: