БЕЛАРУСЬ-АРМЕНИЯ: голоса души

Существуют народы, чья близость, на первый взгляд, не кажется очевидной. Не созвучен язык, не похожа внешность, различны проявления характера, отличаются предметы быта. И только вглядевшись, а точнее, вслушавшись в тихие голоса народной души, начинаешь понимать, что схожесть существует на ином, более глубоком уровне, неприметном глазу, но от этого не менее ясном и сильном. Эта схожесть, прежде всего, выражается в пути народов, в их исторических судьбах, которые определяют голос души. Таковы судьбы и голоса армян и белорусов. История и Бог населили оба народа на межах, границах, перекрестках стран, континентов, религий и языков. Как армяне были частью «Великого шелкового пути» древности, так и белорусы существовали на «Великом пути из варяг в греки». Как армяне жили и боролись в условиях столкновения религий: маздеизма, мусульманства, христианства, так и белорусы подвергались то окатоличиванию, то православизации. И белорусы, и армяне веками отстаивали свои язык и культуру, а ведь тем и другим это было, ох, как непросто. Сильные и агрессивные соседи не раз приходили и на армянские, и на белорусские земли, сея насилие и смерть. Оба народа в разные века входили в состав чужих стран и империй, подвергались колонизации, насильственной ассимиляции, полонизировались или отуречивались. Как Турция и Персия всегда стояли у армянских дверей, так Польша и Литва постоянно тянули свои руки к скромному белорусскому дому. Отстаивание своей земли, обычаев отцов и матерей закалило характер белорусов и армян, сделало их упрямыми и стойкими.
Национальный характер

Великий белорусский поэт ХХ века Владимир Короткевич писал:
«Горыч вiнаў Арменii…
i Беларусь…
Ну каму па плячы
Вас здушыць?..
Можа – горкiя – мы й
не да смаку камусь,
Але нам – узаемна – мы па душы».
Художник улавливает главную черту народной души и восклицает: «Может, мы горькие?». Горечь жизни, трагичность судеб выработали у обоих народов эту важную черту национальных характеров и белорусов, и армян – глубоко запрятанную печаль. Как никто, эту печаль выражали именно поэты – люди с обнаженной душой: у армян – А.Исаакян, О.Туманян, В.Терьян, у белорусов – Я.Купала, Я.Колас. Владимиру Короткевичу, ощутившему общий вкус душевной горечи, вторит Ваан Терьян, обращаясь к Родине:
«И разве не за скорбь твою
Тебе любовь моя и радость?
Как ты, и я покорно пью
И горечь всю твою, и сладость».
(Перевод с армянского
Ф.Сологуба).

Печаль армянских глаз и горечь слез, которые навеки были воспеты поэтами, удивительным образом перекликаются с «вечным сумам» (грустью, тоской) белоруса:

«Кiнь толькi вокам
да гэтага люду –
Сцiснецца сэрца ад болю:
Столькi пабачыш ты гора ўсюды,
Столькi нуды без патолi».
(М.Богданович)

Горе, несчастье, бедность людей – вот вечные спутники обоих народов. Неплодородны земли армян и белорусов, и только тяжкий труд и вера спасают их от исчезновения.
Вера

В разные века крестились армяне и белорусы, но для обоих народов христианская вера стала важнейшей духовной опорой в трагическом земном пути. Две важнейшие черты христианства особенно глубоко осознали люди Армении и Беларуси. Это, прежде всего, сознание того, что земные бедность и страдание «угодны Богу», что Господь «благословляет бедных и страждущих». «На Беларусi Бог жыве», – говорил Владимир Короткевич. Так сказать мог только человек глубоко верующий и надеющийся. Ему созвучны строки Ованеса Туманяна:

«Лампада в полночь, меж светил,
Висит, блистая в небесах,
Что Просветитель утвердил
В армянских темных небесах»
(Перевод с армянского В.Брюсова)
И в том, и в другом случае не идет речь о «богоизбранности» армянского или белорусского народов, о превосходстве над другими народами. Скорее наоборот, «божья воля» выбрала эти народы для испытаний, через которые может прийти счастье. Надежда – вторая главная духовная опора двух народов, надежда на будущее, на счастье, на справедливость:
«Беларусь, твой народ дачакаецца Залацiстага яснага дня».
(М.Богданович)

Надежду и веру помогают нести великие люди земли – просветители Месроп Маштоц, давший армянам азбуку и переведший на армянский Библию, и Франциск Скорина впервые напечатавший Слово Божье. И того и другого свято чтут народы, осознавая значение Духовного Слова и Просвещения.
Культура

Удивительные тонкие нити духовного родства проявляются в культуре и обычаях обоих народов. Еще в прошлом веке исследователи обратили внимание на необычные архитектурные формы одного из замечательнейших храмов белорусской земли – церкви в честь Святой Софии в Полоцке. Напомним здесь, что храмы, посвященные Софии, были как бы символом духовного христианского просвещения в Константинополе, Киеве, Новгороде. Но Полоцкая София, построенная в XI веке на берегу речного «пути из варяг в греки», имела граненые формы внешней алтарной части (апсиды), что роднит ее не с византийскими и русскими храмами, а с христианскими храмами Малой Азии и особенно армянскими храмами (так писал И.Щекотихин). Возможно, по древнему пути Европы и Азии на белорусский север проникли идеи замечательной армяно-христианской архитектуры. Уже более точные указания на армяно-белорус-ские культурные связи в далеком прошлом проявились в одном из самых замечательных достижений прикладного искусства Беларуси – золототкачестве. Потрясающие по красоте пояса, шитые золотом и шелком, создавались в Слуцкой мануфактуре в XVIII веке. Эту ткацкую мануфактуру основал один из великих белорусских князей-магнатов Михаил Казимир Радзивилл. Но как пишет исследователь белорусского прикладного искусства М.Кацер: «Главным организатором производства в Слуцке и его руководителем стал Ян Маджарский из Стамбула, армянин по национальности». Так, мастерство армянской земли стало мастерством и земли белорусской, а в орнаменты на поясах вплелись естественным образом цветы Беларуси. Вообще, связи периода, когда белорусские земли находились в составе Речи Посполитой, были естественными, ведь большие армянские колонии также находились на землях того же государства: во Львове и Каменец-Подольском. Известно также, что армянские купцы из Львова вели активную торговлю восточным товаром не только на территории Речи Посполитой, но через белорусские земли они переезжали в Московскую Русь. Купцы всегда пользовались дорогами, которые у обоих народов были транзитными, связывающими здесь разные земли и разные народы.

Дороги

«Дзе нi ступiш крыжавыя
I гасцiнiцы i дарожкi…»

– так писал о Беларуси ее замечательный поэт Янка Купала. «Крыжавамi» (крестовыми) белорусские дороги называли потому, что при дорогах, на въездах в села или на распутьях люди ставили кресты или маленькие часовенки – «каплички». Этот обычай, прошедший сквозь века и дошедший до наших дней, несмотря на попытки его искоренения официальными властями, говорит о глубокой приверженности народа к христианству, а также об уважении к дорогам и путешествиям, понимании их значения для народа. Товары и люди двигались по дорогам Беларуси и Армении. Сухопутные дороги соединяли разные уголки земли, по дорогам проходили купцы и странники, воины и монахи. Дороги несли новые знания и «открывали большой мир»:

«Я странник, сестра,
простой пилигрим,
В неведомый край ищу я дорог,
Оторван от жизни,
судьбою гоним,
Бреду, одинок».
(О.Туманян,
перевод М.Павловой)

Но «шляхом», дорогой, которой век нету покою, называл себя также Янка Купала. А молитва, поклоны на дороге были обычаем и белорусов, и армян. Так же, как и белорусы у деревянных крестов, останавливались армяне у хачкаров (камней-крестов), чтобы благодарить Бога за возвращение домой или просить о добром пути в чужую землю. Никогда не забуду, как проезжая по горной дороге, на перевале возле Севана я увидел дерево с повязанными на счастье платочками и лентами. Вздрогнула тогда душа, ведь повязывать полотенца (фартушки) и ленты на придорожные кресты – это древний обычай и белорусской земли… Сложны узоры исторической жизни народов, причудливы, как узоры слуцких поясов, но сквозь века и расстояния сплетаются порой они, становясь удивительно похожими.

Армен Сардаров,
доктор архитектуры,
декан архитектурного факультета
Белорусского национального
технического университета

Поделитесь ссылкой: