Достойный потомок своих предков

Левон Дарбинян: «Если не дорожить прошлым, рискуешь потерять будущее»
Сегодня речь о Левоне Антоновиче Дарбиняне – художнике, дизайнере, общественном деятеле. Писать о своей родословной – увлекательное, волнующее, но вместе с тем и непростое дело. А когда речь идет о жизни другого человека, ощущаешь двойную ответственность. Особенно если перед тобой такая разносторонняя и духовно богатая личность, как Левон Антонович.
Причудливое сочетание
Как только я переступила порог дома Левона Дарбиняна, меня захлестнула волна противоречивых чувств и впечатлений. С одной стороны, жилище напоминало музей: на стенах красовались его восхитительные картины – настоящие шедевры, изображающие армянские церкви, библейские сюжеты, городские пейзажи, портреты дорогих ему людей. Повсюду попадались антикварные экспонаты: старинные армянские кувшины, медные деревенские кружки, подсвечники. На другой стене я увидела заключенную в рамку вещицу, отдаленно напоминающую коврик. Оказалось, это хурджин – традиционная армянская сумка с богатой вышивкой. На столе – старинная книга, которая досталась Левону в наследство от деда Апета. Она почти полностью состоит из подробных описаний погоды, каждодневных почасовых наблюдений за температурой воздуха, осадками, ветром и другими явлениями природы. Осторожно переворачивая страницы, я убедилась в древности реликвии: книга была издана в 1816 году. С другой стороны, этому дому чужда была музейная строгость: в камине горел огонь, повсюду царил домашний уют, счастьем светились глаза гостеприимных хозяев. Парадоксальным образом произведения искусства органично сочетались с предметами быта. Это говорит о том, что Левон Дарбинян и его супруга, Егине, – люди творческие, деятельные и, вместе с тем, семейные, домашние.
Истоки
Рассказ о родословной Левона Антоновича начинается с села Норашен, что находится в Джавахети (Грузия), основанного в 1595 году тремя братьями-переселенцами из Эрзурума (Восточная Армения). Одного из них звали Каро, он и стал прапрадедом Левона Дарбиняна. Это несложно проследить по ветвям родословного древа, которое старательно начертил сам Левон Антонович. Цепь из семи поколений связывает моего собеседника с его дальним предком, основателем Норашена.
Как известно, многие фамилии произошли от прозвищ, которые закреплялись за людьми из-за их рода занятий. Так вот, Каро был кузнецом (на армянском кузнец – «дарпин»), и его прозвали Каро Дарпин – Каро-Кузнец. «Дарпин» постепенно превратилось в фамилию «Дарбинян», тем самым увековечив исторический факт.
О самых близких
Левон рос в интеллигентной семье, его отец много лет преподавал армянский язык и литературу в школе. Как вспоминает мой собеседник, в доме никогда не было ругани, детей окружали любовью и лаской. Отец никогда не наказывал Левона и его брата Тимофея, однако был в меру строгим и всегда оставался авторитетом для сыновей. Один его неодобрительный взгляд был сильнее любого упрека.
Левон долго и тепло говорил о свой бабушке Шоган (маминой маме). С улыбкой вспоминал, как, после очередную шалости, убегал от строгих отцовских глаз и искал убежища у бабушки, которая не только не ругала его, но и давала конфеты, спрятанные у нее в кармане фартука. Правда, конфеты всегда были смешаны с остатками табака. Лишь позже внук узнал, что бабушка нюхала табак. Судьба ее сложилась трагично: она рано овдовела, похоронив горячо любимого мужа Левона; из пятерых сыновей (а всего детей у нее было десять), потеряла четверых, а родную сестру похитили и увезли в Турцию. Несмотря на все беды, постигшие ее, Шоган не сломалась, по-прежнему трудилась на благо семьи. Она обладала поистине ценными навыками. Например, собственноручно лепила глиняные кувшины (на армянском «карасы») и тондиры (глиняные емкости, которые закапываются в землю и служат для хлебопечения) и обжигала их на открытом огне. Причем, у нее не было ни гончарного круга, ни печи, ни специализированных инструментов. Навыки скульптора и дизайнера, видимо, передались Левону именно от любимой бабули.
Дом дедушки со стороны отца Апета в Норашене был настоящим местом для сборищ. Родственники, друзья, соседи приходили в гости и усаживались на полу, застеленном миндаром (пестрое одеяло, сшитое из множества лоскутков, использовалось вместо ковра). Появлялись ашуги – бродячие музыканты, которые сами сочиняли песни на разных языках и соревновались между собой.
Идея создания диаспоры
Когда стало известно о землетрясении в Спитаке, Левон собрал около 30 армян и поехал в Белсовпроф c просьбой отправить их группу в Армению на помощь пострадавшим. Но ему предложили альтернативное решение. Через несколько дней в Беларусь прибыли из Армении два самолета с выжившими, но потерявшими кров людьми. Их разместили в санаториях близ озера Нарочь и оказали гуманитарную помощь, снабдили всем необходимым. Чувство глубокого сострадания отразилось в глазах моего собеседника: «Люди были в состоянии шока, выглядели так, как будто только что убежали от бомбежки».
В эти скорбные дни Левон не мог не заметить, как сплотились армяне, как охотно помогали друг другу, не жалея сил, времени и материальных средств. Именно это наблюдение подтолкнуло его к мысли о дальнейшем объединении армян.
Вскоре при Фонде культуры официально была создана армянская диаспора. Председателем единогласно избрали Левона Дарбиняна. «У меня было много планов и проектов. К сожалению, не все я успел реализовать. Но я рад, что кое-что сделал для своего народа. Не совсем бездарно провел жизнь», — говорит он. И действительно, Левон стоял у истоков создания диаспоры, воскресной школы, отдела армянской литературы в библиотеке Якуба Коласа (загадочным образом коллекция книг бесследно исчезла), подал идею установки памятника – хачкара, и вложил много усилий в осуществление этого замысла.
Традиционный армянский хачкар
На первом же собрании члены диаспоры начали обсуждать, какой памятник установить в память жертв землетрясения. Решили воздвигнуть настоящий хачкар – величественный символ армянской веры в Христа. Левон обратился к Католикосу всех армян Вазгену I за помощью. Целый год хачкар изготавливался в Эчмиадзине, в 1992 году его доставили в Минск с сопроводительным письмом от Католикоса.
Белорусский Филарет предоставил место для хачкара возле православной церкви. Сначала предлагалось место на площади Бангалор, но к счастью, Левону удалось убедить, что под защитой церкви памятник будет огражден от вандализма. С тех пор хачкар, как магнит, собирает вокруг себя армян, привносит в их сердца теплоту Родины, утешает в разлуке с ней…
«Больной вопрос» об армянской церкви
«О постройке армянской церкви много говорят, у многих есть желание ее строить. Но построит церковь тот, кто заложит первый камень», – утверждает Левон. На вопрос, почему церковь до сих пор не построена, он отвечает философски: «В обычных семьях рождаются дети, и их любят и растят как детей. А когда в армянской семье рождается сын, отец восклицает: «Родился мой Царь!» Все армяне – цари. Они не могут объединяться для совместной работы, где одни повелевают, а другие безропотно подчиняются. У нас все хотят отдавать приказы. Вместе мы никто, по отдельности – все!»
Как объяснил Левон, сейчас постройка церкви стоит неимоверно дорого, а вот раньше было вполне реально ее основать. После установления хачкара сложились весьма благоприятные условия, было предложено место для будущей церкви в районе Зеленого Луга, были даже сделаны наброски и макет. Но получилось как в басне Крылова: все тянули в разные стороны, единогласия не было, работы приостановились, проект был отложен на неопределенный срок.
Работа и творчество
Левон с самого детства неосознанно тянулся к искусству. Но, как признался художник, он не был маленьким гением, который с рождения был наделен даром рисования. «Когда я поступил в художественное училище в Ереване, был нулевым с академической точки зрения. Но мне нравилось учиться, и я усердно работал, совершенствовал технику, благодаря чему окончил училище с отличием».
Левон Дарбинян не сразу поселился в Беларуси: приехав сюда в 1970-ом, через 2 года он вернулся в Ереван, чтобы окончить училище. И лишь в 1974-ом поступил в Белорусский театрально-художественный институт, после окончания которого стал полноправным, зрелым художником, членом Союза дизайнеров СССР и Беларуси. Его картины выставлялись в Ереване, Минске, Москве, Нью-Йорке, а также в городах Норвегии, Франции, Румынии, Египта. Многие из его работ находятся в частных коллекциях Франции, США, Германии. А в 1989 году Левон Дарбинян занимал в Германии (г. Лейпциг) должность заместителя главного дизайнера Советского Павильона.
Однако, несмотря на всеобщее признание, Левон относится к себе очень самокритично. «Я никогда не доволен своими картинами. Когда я учился в художественном училище им. Терлемезяна в Ереване, я был горд и кричал, что я художник. А сейчас не склонен считать себя таковым. Я не столько художник, сколько миротворец, дипломат. Звучит громко, но это так».
Хотя Левон скромничает, любой, даже неискушенный в искусстве, человек будет впечатлен красотой и глубокомыслием его картин. Что же до дипломатии, Левон Дарбинян долгое время работал в посольстве Армении как консультант по развитию межрегиональных отношений под руководством Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Армении в Республике Беларусь Сурена Гургеновича Арутюняна.
P.S.
5 февраля Левону Антоновичу исполнилось 60 лет. Юбилей он отметил в кругу семьи, потому что для него быть с родными – самое большое счастье.
Сыну Левона – 12-летний Антон – уже демонстрирует талант художника и дизайнера. Стены его комнаты увешаны рисунками, на полу стоят миниатюрные модели кораблей, которые он смастерил вместе с папой. В общем, подрастает достойный преемник.
Закончить хотелось бы советом, который Армен Джигарханян когда-то дал Левону Дарбиняну: «Если ты не можешь духовно перенять что-то от своего собеседника, беги от такого человека. Не теряй время».
Элиза МАРАБЯН

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой:

осторожно армянин сумка | Google-Yandex
2011-10-03 15:24:31
[...] 25 июня 2011 Оказалось, это хурджин – традиционная армянская сумка с богатой вышивкой. … Левон обратился к Католикосу всех армян Вазгену I за помощью. Целый год хачкар изготавливался в Эчмиадзине, в… Перейти на сайт [...]