Егиазар Фарашян: «Я целый год плакал – не хотел петь!»

Когда я брала интервью у Егиазара Фарашяна для журнала «Маладосць» (аккурат после победы молодого исполнителя в конкурсе «Discovery 2011»), я встретилась лицом к лицу с обаятельным, вежливым, немного стеснительным молодым человеком, в поведении и манерах которого не было ни тени «звездности». Тогда мне еще не приходилось слышать его пения…

Впервые на сцене Егиазара я увидела совсем недавно – на праздничном концерте, посвященном двадцатилетию Республики Армения. Когда он запел, я (хоть и не являюсь искушенным ценителем вокала) даже подалась вперед в кресле, настолько сильное впечатление произвел на меня голос молодого исполнителя. Думаю, я не одинока в своем восхищении.

Сегодня даже не верится, что поначалу мысль о занятиях вокалом совсем не пришлась Егиазару Фарашяну по вкусу… Впрочем, обо всем по порядку.

– Егиазар, как ты оказался в Беларуси?

– Мой отец работал в Гомеле, и в 1994 году мы с мамой и сестрами прехали на две недели его навестить, а в результате остались. Мне тогда было пять лет. Играя во дворе с ребятами, я очень быстро выучил русский язык и через год пошел в первый класс. Параллельно занимался в музыкальной школе по классу фортепиано. Окончив школу, поступил в Музыкальный колледж в Гомеле, но не закончил его: после участия в проекте «Голоса Беларуси» я стал солистом Президентского оркестра, пришлось переводиться в Минск. Сейчас я здесь живу, учусь в Университете культуры.

– А почему твоим призванием стала музыка?

– Моя мама – учитель музыки, она и в школе у меня преподавала. Как-то мы сидели на уроке и она попросила спеть одну песенку. Я спел. Она сказала: «Сыночек, а в тебе что-то есть». Дома мама сообщила отцу, что у ребенка хорошие вокальные данные. С этого дня я начал заниматься пением. Я целый год плакал – не хотел петь! Мне казалось, что это – занятие только для девочек. Переломным моментом стало участие в областном конкурсе, когда я впервые вышел на сцену и выступил перед большим количеством зрителей. Тогда я занял первое место и меня это как-то увлекло. Хотя, как это ни грустно, до конца я осознал, что пение – это мое, только годам к восемнадцати, а до этого пел, потому что мама заставляла.

– Боязни сцены не было?

­– Нет, абсолютно не было. Я видел, кстати, многих ребят, которые хорошо поют, но когда выходят на сцену – от волнения и страха не могут ничего нормально исполнить. Это плохо, нужно работать над собой.

– В твоем случае такая работа довольно быстро принесла результаты…

– Да, в 14 лет я уже был президентским стипендиатом, потому что участвовал во многих конкурсах, причем не только в областных и республиканских, но и в международных, где занимал призовые места, даже получал Гран-при. Помню в Мозыре на конкурсе «Зямля пад белымі крыламі» мне подарили очень дорогой микрофон, я так радовался! Сейчас он лежит дома в Гомеле, я его берегу, редко пользуюсь.

После победы в проекте «Музыкальный суд» на ОНТ мы с ребятами подали заявки на участие в Евровидении, где представляли нашу страну в 2010 году. Мы вышли в финал, но, к сожалению, не выиграли. Сначала очень сильно расстроились, но потом поняли, что нужно работать дальше, двигаться вперед.

– А как ощущает себя армянин в качестве «голоса Беларуси»?

– Как сказал один очень умный человек, «я – армянин белорусского разлива». Я рад, что в Беларуси живут люди, которым совершенно не важно, кто ты по национальности: если у тебя есть талант, это обязательно оценят.

– Ты и в дальнейшем планируешь жить здесь?

­– Да, я хочу здесь жить, работать, развиваться. Мне в Беларуси очень нравится.

– Как ты формируешь свой репертуар?

– Сам я песни не пишу, но постоянно работаю над репертуаром, мечтаю записать сольный альбом. Для этого нужно 12 песен, 4 у меня уже есть, они на русском языке. Две из низ сочинил композитор Баграт Вартанян (он работает в Москве с Дмитрием Колдуном), другие две – Леонид Ширин. Так что треть альбома уже есть. Мне, как, пожалуй, любому исполнителю, хотелось бы, чтобы мои песни люди с удовольствием слушали, чтобы они стали хитами. Сам я больше тяготею к классике, поэтому не стремлюсь к популярности среди подростков. Моя аудитория – это люди от 25 лет и старше.

– Cреди твоих друзей больше армян или белорусов? Насколько активно ты участвуешь в жизни диаспоры?

– Честно говоря, я никогда не считал своих друзей. Да и нет такого, чтобы с армянскими ребятами я общался как-то по-другому, нежели  с белорусскими. И, что отрадно, никогда не было случая, чтобы я чувствовал себя неуютно из-за того, что я армянин. Меня часто приглашают на мероприятия диаспоры, но не всегда получается их посещать: каждый день или репетиция, или концерт. Плюс учеба в университете. Бывает, что за день так устаешь, что приходишь вечером домой, быстренько бежишь в душ и падаешь спать.

–  Егиазар, ты строишь планы на будущее или живешь одним днем?

– Я не такой человек, который склонен просто сидеть дома на диване и ждать с моря погоды. Я всегда строю планы, просто не хочу о них говорить. Но я точно знаю, что нужно действовать, нужно работать, если хочешь чего-то достичь. Потому что если этого не хочешь ты, то никто за тебя ничего не сделает. А если я буду настойчиво идти к своей цели, то у меня, даст Бог, все получится!

Беседовала Ольга Градинар

 

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: