Не надо стесняться быть вместе

По данным переписи населения 2009 года на территории Республики Беларусь постоянно проживает 8512 армян. Казалось бы, не так уж много, и проблем с объединением и поиском общей стратегии действий возникать не должно. Но так сложилось, что сегодня обсуждается не только взаимодействие Армения – Диаспора, не только взаимоотношения армянской общины с государством пребывания, но и вопросы поиска взаимопонимания между «взрослыми» представителями белорусской общины и «армянской молодежью».
Чтобы понять, в чем заключается разница (если она есть в принципе) между «старой» и «молодой» частью диаспоры, я встретилась с активистами армянского молодежного движения Беларуси Робертом Цатуряном, Левоном Халатряном и Геннадием Аракеляном.
– Ребята, мы часто слышим «армянская диаспора» и «армянская молодежь». Эти понятия не то, чтобы противопоставляются друг другу, но разграничиваются. В чем заключается разница между ними и почему, по-вашему, возникло такое разделение?
Левон: Я думаю, так сложилось испокон веков: всегда были взрослые, на которых, помимо прочего, лежат заботы о семье и детях, и молодежь – более свободная, располагающая временем для активных действий.
Геннадий: Армянская диаспора в Беларуси относительно молода, как и сама республика. Когда она начала формироваться, мы еще, как говорится, пешком под стол ходили. А когда выросли и стали способны что-то делать самостоятельно, появилось понятие «молодежь».
– То есть, молодежь более активна? Но ведь большинство армянских мероприятий проводится как раз старшими…
Левон: Не совсем так. «Взрослая» община проводит мероприятия более классического формата, они уже заняли определенную нишу. Мы же беремся за новые направления, которые нужно развивать.
Геннадий: На самом деле, разделения как такового нет, оно больше формальное. И мы стараемся делать так, чтобы это разделение было минимальным, потому что фактически мы – одна диаспора.
– Однако совсем недавно в интервью для нашего сайта лидер армянской общины Бобруйска Аршак Тандилян на вопрос о том, насколько молодежь вовлечена в общественную деятельность, ответил, что степень вовлеченности невелика. Потому что с одной стороны «старшее поколение еще не хочет сдаваться», у него «полно сил, чтобы заниматься вопросами армянской общины», а с другой для привлечения молодежи необходима конкретная программа…
Роберт: Возможно, молодежь в Боб­руйске просто не так активна, как в столице. Вот в Бресте, например, где нет «взрослой» общины, более деятельны молодые люди. А в Минске мы стараемся взаимодействовать со старшим поколением.
Все мероприятия, которые мы организовываем, проходят при поддержке старших: молодежи было бы очень сложно что-либо провести самостоятельно. Мы можем с полной уверенностью говорить, что инициатива исходит от нас, но все наши начинания поддерживаются «взрослой» диаспорой. И чувствовать эту поддержку нам просто необходимо.
– О какой поддержке идет речь в первую очередь: о финансах, предоставлении помещений для проведения каких-либо мероприятий или, может, о моральном аспекте?
Роберт: В какой-то мере все указанные составляющие имеют место быть. Степень значимости каждой зависит от конкретного мероприятия. Но главное, что содействие есть в принципе, а градировать я бы не стал.
– А чего бы молодежи хотелось от взрослых? Какие есть нарекания, пожелания в адрес старшего поколения? А за что, наоборот, стоит его поблагодарить?
Левон: К сожалению, не все и не всегда идет гладко, хотелось бы более четко координировать наше взаимодействие. Есть определенные разногласия внутри «взрослой» общины, а нам хотелось бы видеть над собой структуру, в которой царит единогласие, которая действует в одном векторе.
Роберт: Мы признательны за то, что есть представители общины, которые практически всегда нас понимают и поддерживают в любых начинаниях. Но, как и везде, есть люди, с которыми мы не сходимся во мнениях по каким-то вопросам: они считают, что правы они, а мы считаем, что правы мы. А молодежи хотелось бы, чтобы нам не чинилось препятствий, мы не требуем какой-то колоссальной поддержки, но очень хотим, чтобы между нами было единодушие.
Левон: Да, взрослые организуют более серьезные мероприятия, но посещают их в основном одни и те же люди, сложившийся костяк. Мы же используем иные методы, активно работаем в Интернете, чтобы привлекать новых людей. У нас есть запал, желание, силы, время, пока что мы не обременены семьями, то есть, не несем больших обязательств. Мы тоже много делаем! Но временами возникают ситуации, которые демонстрируют такую нашу национальную черту, как неумение договориться сами с собой. Это – ключевой момент, из-за которого на протяжении нашей истории рубились на корню лучшие начинания армянского народа. К этому нужно относиться философски…
– Боюсь, что если к этому относиться философски, то через несколько поколений армяне станут белорусами…
Роберт: Армяне обладают такой особенностью, которая позволяет им очень гармонично вписываться в любую культуру, но при этом сохранять свои характерные черты. Ведь исторически так сложилось, что с III–IV века многие жили за пределами Армении. Но при этом они всегда сохраняли чувство Родины, которое заставляло что-то делать на ее благо. Кем бы мы ни стали, куда бы нас ни занесло, мы всегда думаем об Армении. Жаль только, что очень часто мы думаем по отдельности, а делать это нужно сообща. Это – еще одна наша национальная особенность: нам сложно объединиться. Наверное, поэтому мы и не видим процве­тающей Армении, несмотря на ту помощь, которую ей оказывает Диаспора.
– Летом я беседовала с Ниной Меграбян, по ее словам к осени планировалась официальная регистрация молодежной общины. Зачем это нужно? И что помешало осуществить эти планы?
Геннадий: Да, работа в этом направлении ведется уже давно, но молодежная организация по сей день не зарегистрирована из-за того, что не решены некоторые вопросы. Например, нам необходим юридический адрес, но, к сожалению, «взрослая» община до сих пор не может нам с этим помочь. Спасибо, что однозначно «нет» не говорят, но решение затягивается.
Роберт: Если говорить о том, зачем это нужно, то мы обретем юридический статус, а это даст возможность включиться во всемирное движение армянской молодежи. Армяне живут во многих странах мира, и везде есть зарегистрированные организации. Чтобы с ними полноценно контактировать, нам нужно иметь официальный статус.
– Ребята, вы уже в том возрасте, когда пора задумываться о собственном будущем. Не мешает ли вам ваша общественная деятельность?
Геннадий: Активность в рамках молодежной организации наоборот помогает нам учиться, работать, создавать семьи, потому что это дает нам возможность общаться. А именно общения часто не хватает, особенно тем, у кого здесь нет родственников и близких друзей.
Роберт: Я как-то разговаривал с одним из учеников армянской школы, который начал ее посещать только недавно. Он рассказал, что слышал о том, что молодежь встречается, общается между собой, проводит какие-то мероприятия, но боялся присоединиться из-за стеснения, потому что почти не говорит по-армянски. Так вот, я хочу подчеркнуть, что никому не нужно стесняться и думать, что незнание языка делает вас в какой-то мере меньше армянином. Главное – общаться! Если будет общение, то и армянская составляющая внутри тебя будет расти. Поэтому призыв ко всем – не стесняйтесь приходить к нам, присоединяться, быть вместе!
Лиа ЧКВИАНИ

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой:

Георгий
2011-12-29 12:36:17
Молодцы ребята! Так держать! Вместе-мы многого добьемся!:)