Вазген Вартанян: Чем больше паролей зрители разгадают, чем больше смыслов найдут, в той музыке, которую я исполняю, — тем больше я буду им благодарен. В этом и смысл моей жизни

IMG_9676Вазген Вартанян родился в Москве, окончил Московскую государственную консерваторию и стажировался в Джульярде (Нью-Йорк, США), где был удостоен степени Магистра изящных искусств — Master of Fine Arts Degree. Он учился у знаменитых музыкантов — профессоров Льва Власенко, Дмитрия Сахарова и Джерома Ловенталя.

Вазген исполнял различные сольные программы в Германии, Италии, Швейцарии, а также в Польше, Венгрии, Чехии и других странах Европы. Кроме того, он давал мастер-классы и выступал с концертами в Таранто (Италия) и Сеуле (Южная Корея), где ранее был удостоен первой премии и Гран-при на Международном конкурсе Су Ри. Как солист, Вартанян также находился в центре множества концертных проектов в Большом Зале московской консерватории, Московском Международном Доме Музыки и других основных залах России. Он выступал в известных залах Европы, Азии и Америки, таких, как Линкольн-центр в Нью-Йорке, Тонхалле в Цюрихе, Консерватория им. Верди в Милане, Сеульский центр искусств.

Он сотрудничал с такими известными музыкантами, как Валерий Гергиев, Константин Орбелян, Юрий Башмет,  Николай Петров, а также с американским композитором Лукасом Фоссом.

«Он уникален. Обладая ярко выраженной харизмой, он захватывает и зачаровывает публику, заставляет её заворожено вслушиваться и переживать каждую ноту и каждый нюанс с огромным напряжением и восхищением», — так говорил о Вазгене Константин Орбелян, пианист, художественный руководитель и главный дирижёр Российского государственного академического камерного оркестра.

И вот впервые талантливый пианист Вазген Вартанян выступил в Минске. В этот вечер на сцене Белорусской государственной филармонии  встретились высочайшее исполнительское мастерство и сила классической музыки. Это дуэт, который намного сильнее воздействует на зрителя, нежели дорогие спецэффекты и тонны декораций. Все два часа, сколько длился концерт, Вазген и его музыка держали публику в напряжении, поднимали нас до каких-то новых высот и долго не опускали на землю. Конечно, я не могла не воспользоваться приездом столь интересного гостя, встретилась с музыкантом и поговорила…

Об армянских корнях:

Мой папа родом из Еревана, а мама и её родители – потомки карабахских армян, они говорили на карабахском диалекте. В детстве я неплохо говорил по-армянски. С годами, правда, из-за отсутствия практики, многое стерлось из памяти. Однако, когда я слышу армянскую речь, какие-то слова, фразы — понимаю.

О музыке армянских композиторов:

Вчера, например, в Смоленске я сыграл на бис «Вагаршапатский танец» Арно Бабаджаняна в своей редакции. И в Минске, думаю, тоже сыграю. Для меня фигура Бабаджаняна крайне любопытна. С огромным  паритетом отношусь к этому музыканту. Великий композитор, совершенно универсальный. Это уникально, когда в одном человеке было столько ипостасей: великолепный пианист, я слышал, как он играет Рахманинова, созданные им работы, например, «Героическая баллада» — это совершенно прекрасное произведение для фортепиано с оркестром, я хочу его разучить.

IMG_8231

Об армянских мероприятиях:

В последнее время часто бываю в разъездах, и не всегда удается выступить на армянских концертах. Но я с детства играл на знаменательных или исторических датах – в России, в Европе, в США. В Армении тоже выступал, это было три года назад. Я дал два концерта. Играл с оркестром в большом зале Ереванской филармонии, у меня был также и сольный концерт в Ереване.

Об армянской диаспоре:

Когда выступаю за рубежом, часто встречаюсь с армянской диаспорой. Не всегда удается держать стабильный контакт с представителями общин, но я с большой радостью  принимаю приглашение сыграть на концертах, которые организует армянская диаспора в любом городе.  Это всегда для меня волнительно, и, когда я  вижу, с каким воодушевлением меня встречают – это бесценно.

О Беларуси:

Организаторы (Империя Музыки) так сработали, что удалось приехать в Минск. Мне посчастливилось, давно хотел посмотреть на страну, как люди тут живут.  Я отношусь к той части людей, проживающих в России, которые с особой симпатией относятся к Беларуси.  Я не скрываю, что Александр Лукашенко для меня — один из ярчайших политиков современности.  Я слежу за всеми новостями из Минска, и всегда сопереживаю Беларуси. Мне очень нравятся те принципы, которым руководствуется глава государства. Вот я уже третий час разъезжаю по Минску: телевидение, радио, интервью…  Я смотрю на улицы, я общаюсь с людьми, и вижу некую самобытность – это то, что где-то потеряла Россия. Своя концепция есть у страны – это приятно видеть.

О концертной программе:

Эту программу не часто увидишь в афишах. Не хвастаюсь, просто мне самому очень интересно исполнять то, что я вам привёз. Это музыка 19 века, музыка самых известных романтиков, которые писали для фортепиано. Именно эти произведения очень типичны для каждого из этих авторов. Они необычайно красивы. Я думаю, что акустика зала и инструмент мне помогут выразить всё то, что я задумал. Кстати, впервые исполню в Минске «Танцы Давидсбюндлеров» Роберта Шумана, это произведение выучил буквально месяц назад – так что будет большая премьера.

IMG_7988_2

О том, кого бы хотел видеть на своих концертах:

Всех, может быть, меньше я играю для детей, хотя им это тоже необходимо. Другое дело – не всегда они настроены на прослушивание, тем более, не вся музыка доступна для каждого ребенка. Дети очень восприимчивы, увлеченно слушают, но так происходит не всегда. А так я не делю своих слушателей, для меня они все равны. Чем больше они прочитают, чем больше паролей зрители разгадают, чем больше смыслов они найдут, в той музыке, которую я исполняю, — тем больше я буду им благодарен. В этом и смысл моей жизни. Когда я на сцене,  чаще всего адресую свою музыку двум-трём людям (которых я знаю и вижу в зале), и мне важно их мнение, важна глубина их восприятия. И не обязательно они должны быть музыкантами. Знаете, есть много людей, которые окончили консерваторию, но не разбираются ни в какой музыке. При этом знаю людей, которые не имеют отношения к Бетховену, Шуману и Брамсу, но эти люди, их глаза – по ним можно увидеть, что они пережили во время моего концерта. Это тоже дар. Мы, музыканты, — отправители. Но нужно, чтобы адресат был. Без  этого взаимодействия —  никак.

 О тех, кто устраивает на сцене шоу:

Сергей Шнуров в своей области делает всё просто великолепно – потрясающий артист в своём жанре. Или Сосо Павлиашвили – я замечаю, что в нем есть огонь и темперамент, он обладает способностью завораживать публику. Я не ограниченный ботаник, который знает только Моцарта и Баха. Я был в Москве на концерте Ника Кейва, он оставил неизгладимое впечатление своей энергетикой, хотя это своеобразная музыка. О ранней Metallica можно также сказать. Сейчас они «сдулись», но раньше то, что они делали – было на уровне подвига. Барабанщика просто уносили со сцены в предобморочном состоянии. Вот это ценно для артиста. Иначе это поза, не более чем. Я сразу это вижу. Достаточно и первых десяти секунд. И в своих коллегах из других жанров эти качества (отдавать себя, выложиться на все сто) – очень ценю.

О том, как чуть не стал скрипачом:

Когда я был маленький, и мало, что соображал, мне понравилось, как выглядит  скрипка. Для психологии  ребенка — это было интереснее, чем фортепиано, ведь скрипку можно было подержать в руках. Правда,  когда я учился, слушал многих скрипачей, у меня даже были любимые исполнители. Но я считаю, что фортепиано – это другой уровень. Можно быть гениальным  скрипачом, но невозможно на скрипке создавать такие миры. По высоте какой-то духовной, фортепиано не сравнишь ни с одним другим музыкальным инструментом.

IMG_8293

Быть одинаковым или меняться?

Давать новый смысл и новую интонацию произведениям… Я ценю таких людей, которые  это могут делать. Я болел записями Владимира Горовица, гениального. Он был ценен тем, что можно было смело покупать диск даже с теми произведениями, которые ты уже слышал. Но я всегда знал, что это будет совершенно по-другому сыграно. Джузеппе Ди Стефано, например, тоже исполнял арии каждый раз по-новому, как будто происходило на сцене новое рождение старой музыки. И если я это ценю, наверное, отчасти и я следую тем же принципам, хотя нет изначально такой самоцели.

 Пожелания для наших читателей:

Быть вместе! Этими двумя словами можно выразить все и поставить хорошую задачу! Цените друг друга, больше делайте и меньше говорите.

 Нона НЕРСЕСЯН

Фото Шухрат ЮЛДАШЕВ

 

Поделитесь ссылкой: