Последний романтик шоу-бизнеса Владимир Ераносян: «Не нужно лишних понтов»

Мы встречаемся с шоуменом, писателем и промоутером Владимиром Ераносяном в стильном кафе в центре Минска, передо мной такой же стильный и современный мужчина. Он сразу включается в разговор и охотно отвечает на все мои вопросы, иногда отвлекаясь на вибрирующий телефон.

«Честолюбие нельзя путать с тщеславием»

— В первую очередь хотелось бы уточнить: у вас есть армянские корни, вы являетесь гражданином России, а постоянно проживаете в Беларуси. В какой степени вы себя ощущаете гражданином той или иной страны?

В.Е: Уточню сразу, я проживаю в двух государствах. Во-первых, мне очень приятно чувствовать свою принадлежность к армянской нации – мой отец был чистокровным армянином, я глубоко чту и уважаю его. До сих пор поддерживаю тесные отношения с родственниками в Армении. Мой двоюродный брат Армен Ераносян занимается туристическим бизнесом – организовывает туры для диаспоры в Армению. А родился я в России, мама у меня русская. А если говорить, кем я себя позиционирую – то я ощущаю себя армянином, пророссийским армянином. Я бы так обозначил свою национальную принадлежность. Потому что ту многовековую дружбу, которая связывает два этих народа, нельзя подточить никакими...(задумался) провокациями.

— А как вы относитесь к Беларуси? Что в первую очередь Вас с ней связывает?

В.Е: В первую очередь ─ семья. А насчет работы – тут есть некоторые моменты. Чтобы писать книги, нужно не думать о хлебе насущном. Я не сторонник того мнения, что писатель должен творить в нищете, со свечой…

 — Ждать в голодном обмороке музу?

В.Е: Да, мне нравится это высказывание! Я не считаю, что это правильно. Писатель в таком случае не о своей лепте печется, не о следе, который он должен оставить, а о том, как прокормить свою семью. Поэтому я вынужден заниматься параллельно творчеством, которое мне позволяет безбедно существовать и осуществлять литературную деятельность.

— Тогда следующий вопрос, к которому мы уже плавно подошли – какое место в вашей жизни занимают деньги?

В.Е: Я не олигарх, не миллионер…

— Но и не среднестатистический житель Беларуси, скажем так.

В.Е: Однако у меня нет денег, чтобы экранизировать свои книги, я на таком уровне размышляю.

— То есть вы себя считаете недостаточно обеспеченным человеком?

В.Е: Да, недостаточно.

— Ладно. Тогда расскажите, был ли у вас в начале вашей литературной деятельности пример в лице какого-нибудь писателя? Может быть, чьему-то стилю вы подражали?

В.Е: Возможно интуитивно, в молодости мы все кому-то подражаем. Но сейчас мне 45 лет, мне кажется я выработал свою стратегическую линию, свой стиль, который в издательствах известен как именно мой стиль. Конечно, в молодости на меня большое влияние оказал Гёте, я запоем читал его произведения, Габриель Гарсиа Маркес на меня сильно повлиял, из русских это Булгаков. А например Набоков для меня диссидент. Я же всегда с патриотической стороны воспринимаю написанное. Я не хочу почитать тех людей, которые на Западе воспринимаются как хулители русской государственности. Без особого пиетета я отношусь к Солженицыну. А вдохновении лучше всего черпать из Библии, из классики: Толстой, Достоевский, Пушкин.

— А в настоящее время кто для вас является примером, авторитетным писателем?

В.Е: Очень сложный вопрос. Авторитет Гёте или Булгакова не может оспорить даже мистификатор Паоло Коэльо. Произведение «Алхимик» прекрасно, а его «11 минут» я не воспринимаю. Быстро измельчал. За считанные минуты!

— А как относитесь к произведениям Достоевского?

В.Е: Мне нравятся «Бесы» и «Преступление и наказание». «Братья Карамазовы» не очень…

— Понятно. Вы считаете себя тщеславным человеком?f8HEnILjaEw

В.Е: Как раз вчера об этом размышлял. Я себя считаю честолюбивым, но почему-то все думают, что я тщеславный, что мне хочется быть популярным, известным. На самом деле честолюбие нельзя путать с тщеславием. Если человек хочет, чтобы его произведения распространялись большим тиражом – это не значит, что у него на голове корона, это простая потребность любого автора в распространении своих взглядов, своего мнения. Это нормально, когда человек хочет быть услышанным. Поэтому если есть честолюбие – это не значит, что есть тщеславие… Я нормально ответил? (смеется)

 

«Я не выполняю заказ российских политтехнологов»

— Скажите, в Интернете написано, что 13 – ваше любимое число, это правда?

В.Е: Одно из любимых, это связано со многими ситуациями в жизни, когда это число играло некую мистическую роль.

— Сегодня пятница 13-е, для вас это имеет какое-то значение?

В.Е: Сегодня пятница 13-е? Я даже не подумал об этом. Значит можно полагать, что сегодняшнее интервью будет удачным!

— Отлично. А как вы сами характеризуете свой стиль творчества? 

В.Е: Я думаю, скорее всего, это исторический боевик. Который переплетается с любовной интригой и поступательным, динамичным экшном. Возможно, кому-то это напоминает триллер, а кто-то увидит в этом антиутопию. Антиутопию не в стиле «1984» или «461 градус по Фаренгейту». Моя антиутопия связана с тем, что прогнозируется, но не привязана к политическому заказу. Потому что все русские авторы, которые пиарятся сейчас в Esquire например, это исполнители заказов проамериканских и англо-саксонских сил. Прозападные СМИ пиарят людей, согласных с их политической позицией. Меня это преклонение перед антироссийскими авторами расстраивает. Роман «1984», его же невозможно читать!

— То есть вы бы не выполнили подобный заказ?

В.Е: Нет, я пишу сам. Я не выполняю заказы Суркова, или других известных политтехнологов Российской Федерации, я сам по себе. Если вXMiGZuS2nNg тексте явно угадывается агитка, чувствуется, что автор ангажирован – он не будет интересен.

— А если вам предложат экранизировать книгу, но с некоторыми «поправками», которые в какой-то степени противоречат вашим взглядам?

В.Е: Цензуру никто не отменял. Но только если это не противоречит моим взглядам, моим целям и логистике. Тогда я возможно соглашусь. Не считаю зазорным, если рассматривать финансирующую сторону как партнера, а не как довлеющий орган.

— Вы называете себя «последним романтиком шоу-бизнеса».

В.Е: Я бы хотел сказать несколько слов о шоу-бизнесе в Беларуси и в России. В Беларуси промоутеры пытаются демпинговать, мнят из себя высоких фигур, это их кардинально отличает от российских коллег. Что касается российского креативного менеджемента, то как вы знаете, сейчас огромный кризис наблюдается в 2015 году. Только в Москве с начала года закрылись 900 ресторанов. Белорусские звезды пытаются держать независимую линию, но они все ориентированы на Россию. Украинский рынок для них закрыт, западному рынку славяне не нужны в принципе, Российский рынок – единственный, кто их воспринимает. Не нужно рассказывать, что мы создадим англоязычный супервостребованный продукт, не нужно лишних понтов.

— Но сейчас усиливается проамериканская пропаганда…

В.Е: Вот моя новая книга «Колорады» — она именно об этом. И в принципе мои книги, связанные с темой ксенофобии, межэтнических конфликтов, они держат эту тему на пульсе.

— Как вы считаете, ваше творчество несет добро?

В.Е: Я даже считаю, что оно преобразует. Я не морализатор и не проповедник, но мне есть что сказать, что донести, я имею цель написать книгу, которая преобразует человека. Если писатель не хочет нести свет, а пишет просто, чтобы прославиться, это не писатель, это коммерсант.

— Вы утверждаете, что занимаетесь просветительством.

ВЕ: Чтобы сказать без лишнего хвастовства, я не вижу просветительства в книгах многих авторов, которые выпускаются огромными тиражами. Нужно иметь багаж знаний, чтобы писать действительно просветительские произведения.

— А в 25 лет, когда выпускали свою первую книгу, вы считали себя достаточно компетентным для этого?

В.Е: Я и сейчас себя не чувствую достаточно компетентным, но «Крестная мать» была написана под воздействием мафиозных разборок в Крыму. Она была написана от лица инсайдера, который изнутри анализировал ситуацию. Тогда у меня был другой период творчества, я писал под мотивацией прославиться, заработать деньги. Сейчас я пишу для других целей.

«Мир приходит после победы»

— Вы говорите что «всегда стремился к широкой известности в узких кругах».

В.Е: Это говорилось применительно к шоу-бизнесу. Я специфический артист. Моя ниша простирается в интервалах luxury сегмента. На уровне артистическом мне ее достаточно.

— Ваш герой «Фронтмена» верит в Бога, а Вы?

В.Е: Обязательно. Мой псевдоним был Vladimir Vera. Все свои книги я пишу под впечатлением от Библии.

— Вы религиозный человек?

В.Е: Да, но для меня религиозность это не походы в церковь. Для меня это поступки, добродетель. У меня даже диссертация была связана с религиозностью. Для меня ближе верующий человек, который религиозен в правильных пропорциях и не навязывает свою религию. Я сторонник светского государства. В Беларуси с религиозной политикой все нормально.

— А как вы относитесь к плагиату?

В.Е: Я не жертва плагиата. Все афоризмы и выражения в книгах придуманы мной, а многие даже ушли в народ. Вдохновение я черпаю из Библии, провожу аналогии. Мир не меняется, все проявляется так же, как и раньше, просто все стало моднее.

— А если бы вам предложили пожить в другую эпоху, Вы бы согласились? И в какую?

В.Е: Мне интересна эпоха античного Рима… Но история движется по спирали – мы сейчас на Украине например можем наблюдать настоящий феодализм.

— Вы писатель, продюсер, ведущий, клипмейкер, кандидат политических наук, военный, отец семейства. Какая роль для вас первична?

ztISwZYvS8c

Владимир со своей супругой Еленой

В.Е: Я писатель, отец и музыкант.

— А Ваш псевдоним, Фронтмен. Это человек, который находится на переводой… Вы себя ощущаете Фронтменом? Против чего вы сражаетесь?

В.Е: Учитывая, что я на себя взял ответственность за просветительство, за преобразование этого мира, я уверен, что я должен этим заниматься, я возложил на себя некий крест, который несу, я не боюсь высказать свою точку зрения. Если я на себя беру такую функцию, значит я фронтмен в более глобальном понятии, не просто фронтмен какого-то заведения. Фронтмен – это человек, который несет знамя.

— А какой лозунг на вашем знамени?

В.Е: Очень трудно выбрать один лозунг… Я бы сказал “Я за мир”. Но я считаю, что за мир можно и воевать. Мир приходит после победы.

Ксения ОТЧЕНКО

Фото из личного архива Владимира ЕРАНОСЯНА

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: