Ереван глазами белоруски (часть III)

После сытного обеда участников программы ожидали встречи с известными деятелями культуры и увлекательные, познавательные экскурсии. Заслуженная художница Армении Анна Арутюнян представила видеоотчет о выставке «…И жизнь началась», проведенной 18 февраля в музее современного искусства Еревана в память 100-летия Геноцида армян в Османской империи и слайд-презентацию своих работ в стиле, синтезирующем живопись и скульптуру, объясняя по ходу слайдов значение, смысл и свое собственное видение мира в каждой картине.

Известные и популярные в Армении эстрадные композиции Dzyun, Havata yev Aghotir, Tur Indz Ter, Lusni Arahet и др. можно было услышать на творческой встрече с композитором Эдгаром Гянджумяном в исполнении самого автора. И не только услышать, но и спеть вместе с ним. Также были представлены видеоклипы на песни разных лет Karoti Tsarer, Im Yerevan, Chem Karogh Aprel Arranc Siro, написанные Гянджумяном.

99MA7lhomi0

Особенно интерактивной получилась встреча на Общественном радио Армении с директором центра изучения общественного мнения Тамарой Геворгян. Для участников программы был организован круглый стол, и за ним  поведали, чем занимаются в армянских общинах городов, в которых живут участники, и какие общие проблемы решают вместе. Также группа поделилась мнениями о том, какие передачи им хотелось бы видеть и слышать на армянском ТВ и радио, и что бы каждый из них мог сделать для Армении, если бы находился в руководящей политической должности.

Для руководителей армянских танцевальных ансамблей, да и для солистов тоже полезно не только знать основную хореографическую составляющую и совершенствовать танцевальное мастерство. Танец – сценический вид искусства, следовательно, не менее важной деталью для выступления перед зрителем является национальный костюм. Об особенностях армянских таразов различных регионов – Васпуракана, Сюника, Арцаха, Сасуна и семантическом назначении каждой детали костюма рассказала в своей лекции сотрудница культурного центра и искусствовед Аревик Празян. Некоторые узоры и варианты орнамента костюма изображались на армянских коврах. А узнала наша группа этот интересный момент от работников фонда народного искусства «Hanguyc» (арм. петля), которые провели экскурсию со слайд-презентацией, охватывающей всю историю развития ковроткачества в Армении. Также каждому участнику группы была предоставлена возможность самому «внести свою петлю» — попробовать поработать на настоящем ткацком станке.

FAOEKuQ0N6M (1)

В свободное от занятий время участники «Летней школы «Спюрк» отправились в путь духовного насыщения и поминовения предков. Первым пунктом для нас стал пантеон Ераблур, в котором похоронены бесстрашные герои, сражавшиеся за свободу и процветание Армении – Зоравар Андраник, Сосе Майрик, Вазген Саркисян, Аво Монте Мелконян, Каро Кахкеджян, Гурген Маргарян и другие. Посещение пантеона можно назвать скорее не экскурсией, а уроком памяти и патриотизма, поскольку начальник церемониального отдела пантеона Альберт Аракелян не стремился описать историю каждого памятника или могилы. Он давал свои наставления с такой экспрессией, как будто уже завтра начнется бой или важное сражение с вечными историческими противниками армянского народа. Одна из мыслей, запомнившихся мне — не поддаваться провокациям со стороны представителей других наций, которые до сих пор чинят мелкие пограничные перестрелки и приписывают памятники армянской раннехристианской культуры себе, приводя лживые доказательства. Армяне должны гордиться своим прошлым и помнить бессмертные подвиги отважных борцов за родную землю и глубокую, непоколебимую веру во время Карабахской войны.

-Bxvj15CHnM

Мы отдали дань памяти погибшим воинам, поставив свечки в церкви Сурб Вардананц, а у памятника, олицетворяющего танец «Берд», дружно подняв кулаки, хором спели патриотическую песню. Далее предстояло выполнить долг, особенно священный в этом году – почтить минутой молчания жертв Геноцида армян в мемориальном комплексе Цицернакаберд.

n61AVm05NUI
Мы шли мимо стен, на которых были отчеканены названия тех городов Анатолии, где были замучены сотни тысяч армян. Мое внимание привлекла мемориальная плита с надписью «Смерть или вера»; это была память об отданных жизнях за сохранение христианства на территории Армении. Мы возложили цветы к Вечному огню, после чего молитвенно зазвучал голос Лусине Закарян. Цицернакаберд в эту минуту был не просто памятником. Он стал храмом, купол которому заменило бескрайнее ясное небо. И казалось, что за светло-голубой твердью души умерших собрались над комплексом и, мирно глядя на своё выстоявшее потомство с огромной высоты, благодарят нас. Я всматривалась в небо и думала: как им там хорошо, наверное, в раю…
В подземном Музее Геноцида армян на светящихся слабым светом в темноте настенных витринах были выставлены многочисленные черно-белые фотографии и документы. Такая обстановка сразу же погрузила посетителей в атмосферу того черного времени. Особенно сильное эмоциональное воздействие оказала кинохроника в небольшом зрительном зале. Измученные от жажды женщины вместе с детьми плыли в лодке под надзором младотурок. Несмотря на то, что османы отняли у них всю еду и воду, женщины, обмакивая полы своих одежд в реке, давали утолить жажду своим чадам, вероятно, вспомнив, что Сам Спаситель в последние минуты Своей земной жизни, распятый на кресте, сосал губку, намоченную в уксусе. И с какой же бесчеловечностью и гневом турецкие надсмотрщики сбрасывали армянок из лодки и топили в воде… Я смотрела эту хронику широко открытыми глазами… Ведь одно дело, просто читать о кровавых событиях в знаменитой книге Антонии Арслан. При наблюдении воочию этих злодеяний испытываешь еще более острые эмоциональные ощущения. И я еще сильнее поняла, каким мужеством и умом могли обладать армяне даже в последние минуты жизни, и как христианская вера помогала им до конца.

Rm93BohQnBU
Наш путь по крутому горному серпантину лежал к истинно древнему и святому месту – пещерному монастырю Гегард. Перед входом в храм у каждого прихожанина был шанс загадать желание, бросив камушек о потертую скалу. По вхождении в гавит нас окутала таинственная темнота, создаваемая почти почерневшими каменными стенами. Ее пронизывали свет от пламени свечей и лучи, падавшие из небольших окон купола Катогике, и можно было немного рассмотреть отчеканенные надписи, рельефы и изображения крестов. Отсутствие какого-либо роскошного убранства внутри храма сообщало о глубоких и исконных традициях раннего христианства в Армении, когда ещё не было вселенских соборов, а зодчие руководствовались Евангелием и посланиями апостолов. Нам посчастливилось увидеть обряд венчания и поздравить молодых, а также набрать воды из освященного источника, который бил прямо из многовековой стены скальной церкви Гегарда, и увезти с собой небесное наслаждение и часть посланного Богом благословения.

 Надежда ТУЛИНОВА

фото автора

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: