Крестоносцы на Ближнем Востоке: франки и армяне графства Эдесского

Настоящая статья представляет собой краткое изложение публичной лекции, прочитанной магистром исторических наук Евгением Гуриновым, научным сотрудником Фонда развития и поддержки арменоведческих исследований «АНИВ», 25 августа в рамках выставки «Реплика прекрасного» в Национальном художественном музее Республики Беларусь.

Графство Эдесское, существовавшее с конца XI по середину XII вв., было первым из государств, основанных крестоносцами на Ближнем Востоке. В научной литературе его обычно характеризуют как «франко-армянское графство» (Жерар Дедеян), «армяно-франкское государство» (Рене Груссэ) или «франко-армянский анклав» (Джонатан Райли-Смит). История армянской диаспоры в графстве Эдесском интересна тем, что на её материале можно проследить политический, религиозный и культурный симбиоз прибывших на Восток крестоносцев с восточными христианами.

К концу XI в. на землях, вошедшие в состав графства Эдесского (юго-восток современной Турции), проживало значительное число армян, переселившихся сюда не только в результате естественной миграции, но также из-за византийской переселенческой политики (уже с V в.) и по причине тюркских набегов на Великую Армению (XI в.). Не будучи этническим большинством (к примеру, из 35-тысячного населения города Эдессы армяне составляли лишь около четверти), армяне играли важную роль в политической жизни этого региона. В частности, к концу XI в. на землях, впоследствии вошедших в состав графства Эдесского, был основан ряд армянских княжеств: княжество Васила Гоха с центром в Кесуне, Каркар, Бира и др.; армянам принадлежала политическая власть в таких крупных городах, как Мелитена и Эдесса.

Армянское населения Каппадокии, Киликии и Приевфратья радостно встречало Первый крестовый поход как своё освобождение от «рабского ярма» (seruile iugum) тюрок. Используя поддержку армян, основатель графства Эдесского Бодуэн Булонский отделился в октябре 1097 г. от главного войска крестоносцев и ушёл в Приевфратье, где захватил замки Телль-Башир и Равандан.

В начале 1098 г. он был приглашён в Эдессу, чей правитель (дука) армянин-халкидонит Торос усыновил Бодуэна и сделал его своим соправителем и наследником. Вскоре в городе вспыхнуло восстание против Тороса, инспирированное членами «совета двенадцати ишханов» — органа городского самоуправления Эдессы, состоявшего из знатных армян. Заговорщики убили Тороса и передали его полномочия Бодуэну. Вскоре, однако, между ишханами и крестоносцами возник конфликт, в результате которого «совет двенадцати» был разгромлен. Это событие ознаменовало собой основание графства Эдесского. Бодуэн Булонский принял титул графа, поскольку до отправления в Первый крестовый поход он непродолжительное время носил титул графа Верденского, но не прибегал к каким-либо дополнительным действиям по легитимизации своей власти, как другие предводители крестоносцев, поскольку был избавлен от этой необходимости в силу своего усыновления Торосом. Таким образом, можно сказать, что графство Эдесское возникло в результате синтеза армянских практик установления родства и западноевропейской титулатуры.

Заполучив власть в Эдессе, крестоносцы вначале ликвидировали армянский орган городского самоуправления – «совет двенадцати ишханов» (конец 1098 г.), а позже силой включили в состав графства армянские княжества Приевфратья: Кесун и Рабан, Биру. Впрочем, эти конфликты никогда не носили религиозной или этнической окраски и не оказывали сколь-нибудь значительного негативного влияния на отношения между франками и армянами. Армяне неоднократно — и особенно в критические моменты — выказывали поддержку свои франкским сеньорам и оставались верны им до самого конца. Наиболее показательный пример — участие армянского диверсионного отряда в освобождении из плена короля Бодуэна II Иерусалимского (ранее был графом Эдесским под именем Бодуэн II) и графа Жослена I Эдесского, которых держали в замке Харпут.

Во многом это стало итогом политики графов Эдесских, направленной на обеспечение лояльности их армянских поданных и проводившейся ими в более или менее явном виде. Об ориентации на армянское население свидетельствует, в частности, использование армянского языка в официальных надписях и на монетах. Однако главным инструментом была матримониальная политика. С самого начала графы Эдессы стремились установить династические союзы с армянскими князьями Киликии и Приефратья и заручиться их поддержкой. Из четырех эдесских графов трое были женаты на армянских княжнах: Бодуэн I (1098–1100), Бодуэн II (1100–1119) и Жослен I (1119–1131). Сын последнего, ставший графов под именем Жослен II (1131–1150) был наполовину армянином (в источниках он носит прозвище «Младший» или «Армянин»). Примеру графов Эдесских следовали и их крупнейшие вассалы, также женившиеся на знатных армянках.

Графы Эдессы не препятствовали армянам занимать низшие и средние административные посты в графстве. Армянами были шатлены в некоторых замках; в 1138 г. в Кесуне должность городского дуки (tuk kaghakin) занимал армянин Вахрам. Интересная ситуация сложилась в Эдессе: хотя должность городского дуки здесь принадлежала графу, однако его «местоблюстителем» (teghapah) был армянин.

Мелкие армянские правители сумели сохранить свои земли при условии признания эдесского сюзеренитета. В этом отношении наиболее показателен пример Каркара, небольшого замка к северу от Эдессы. До середины 20-х гг. XII в. его держали армянские князья Костандин и его сын Михаил, а затем – брат католикоса Григора III «глубоко верующий ишхан Васил». Знатным армянам графства Эдесского также был открыт путь в рыцарское сословие.

В заключение коснёмся религиозной сферы. В XII в. франки вполне терпимо относились ко всем восточно-христианским конфессия и, как сообщает сирийских хронист Михаил Великий, «никогда не чинили трудностей в отношении веры <…> Напротив, они рассматривали в качестве христианина всякого, кто поклонялся кресту, без дознания или проверки». В латинских источниках этого периода армяне называются «христианами» и «собратьями-христианами», «мужами христианского вероисповедания», а их стойкость в вере сравнивается с золотом, испытанным в огне, – отсылка к библейскому топосу.

Графы Эдесские всячески покровительствовали Армянской церкви. Известны случаи, когда исповедниками у франкских сеньоров были армянские священнослужители: вардапет Барсег у сеньора Бодуэна де Мараш и капеллан Лев у графа Жослена II. На территории графства Эдесского находилось множество армянских монастырей, самый известный из которых — Красный Монастырь (Karmir Vank) близ Кесуна некоторое время служил резиденцией католикоса. В самой Эдессе находилась резиденция армянского епископа; армяне, проживавшие в западной части графства, находились под церковной юрисдикцией Антиохийского и Марашского епископов ААЦ. После 1115/1116 г. резиденция католикоса была перенесена из Красного Монастыря в Шугр (вероятно, в среднем течении р. Джейхан), а затем — в замок Цовк (близ Дулука, на территории графства Эдесского), который католикос выкупил у графа. Наконец, в 1150 г., когда судьба крестоносной Эдессы уже была предрешена, графиня Беатрис подарила католикосу Григору III замок Ромкла, бывший резиденцией высших церковных иерархов ААЦ вплоть до 1292 г.

Известно и о существовании общих франко-армянских святынь. В частности крест из армянского монастыря Вараг (Varagavank), перенесённый в Эдессу в 1092 г., весьма почитался как армянами, так и франками, а также использовался ими для особо торжественных клятв и в качестве воинского символа графства.

Дополнительное чтение по теме:

Amouroux-Mourad M. Le Comté d’Edesse, 1098–1150. Paris, 1988.

Dédéyan G. Les Arméniens entre Grecs, Musulmans et Croisés: Etude sur les pouvoirs arméniens dans le Proche-Orient méditerranéen. 2 tomes. Lisbonne, 2003.

Dowsett C. J. F. A Twelfth-Century Armenian Inscription at Edessa // Iran and Islam: In Memory of the Late Vladimir Minorsky / Ed. C. E. Bosworth. Edinburgh, 1971. P. 197–222.

Hamilton B. The Latin Church in the Crusader State: The Secular Church. London, 1980.

Harari Y. N. Special Operations in the Age of Chivalry, 1100–1550. Woodbridge, 2007. P. 74–90.

MacEvitt C. The Crusades and the Christian World of the East: Rough Tolerance. Philadelphia, 2008.

Mutafian Cl. L’Arménie du Levant (XIe-XIVe siècle). 2 tomes. Paris, 2012.

Гуринов Е. А. К вопросу об основании графства Эдесского // Веснік БДУ. Сер. 3. Гісторыя. Эканоміка. Права. 2014. № 3. C. 45–50.

Гуринов Е. А. Una pars Sanctae Crucis: Об одном воинском символе франков Эдессы // Военно-исторический журнал «Parabellum novum». 2013. № 1(34). С. 43–48.

Степаненко В. П. «Совет двенадцати ишханов» и Бодуэн Фландрский. К сущности переворота в Эдессе (март 1098 г.) // Античная древность и средние века. 1985. Вып. 22. С. 82–92.

Степаненко В. П. Граф и ишханы Эдессы (конец XI – первая половина XII в.) // Античная древность и средние века. 1988. Вып. 24. С. 74–88.

Степаненко В. П. К статусу и функциям «совета двенадцати» в Эдессе на рубеже XI–XII вв. // Палестинский сборник. 1980. Вып. 28(91). С. 56–61.

Степаненко В. П. Рубениды Киликии и графы Эдессы в первой половине XII в. (к структуре графства Эдесского) // Античная древность и средние века. 1990. Вып. 25. C. 151–159.

Контактные данные автора: https://bsu.academia.edu/EvgeniyGurinov

Евгений ГУРИНОВ

Фото Анны ЦЫБЕНКО

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: