Театр Славы Степаняна: от политического объекта к трибуне

Одно рукопожатие с этим человеком соединило меня невидимой нитью с великим Сергеем Параджановым (а там и до Ив Сен-Лорана, восхищавшегося великим армянином, недалеко). Интуиция подсказывала, что руководитель Московского армянского театра, актер, режиссер, педагог и драматург Слава Степанян в Минск приехал не просто так. И я не ошиблась. Он и в самом деле прибыл в Беларусь, чтобы сыграть… монаха, в картине, работа над которой будет завершена совсем скоро – в конце года. Слава Ашотович показал в молодежной общине документальный фильм о спектакле «Суд идет…», потом мы беседовали… И этот разговор долго оставался только в виде записи на диктофоне, я не знала, как лучше его преподнести, чтобы сохранить всю ценность сказанных слов. Иногда материал нужно выносить, как ребенка. Наконец, бурлящие мысли, сильные впечатления от встречи окончательно улеглись и стали оформляться в стройные ряды строк. Получились такие заметки, в которых сосредоточена самая суть — соль, высказанная армянским Мастером.

О визите в Минск

В этот раз я приехал в Минск для участия в съемках четырехсерийного фильма-боевика «Черный пес» режиссера Александра Франскевич-Лайе. (Съемки на площадке киностудии «Беларусьфильма» начались в апреле. Картина расскажет о современных проблемах, таких как борьба с терроризмом на Ближнем Востоке. Это рассказ о работе спецслужб. В фильме задействованы известные белорусские артисты и российские актеры Игорь Сигов, Павел Харланчук, Анатолий Кот, Владимир Епифанцев и Карина Разумовская. – примеч. авт.).

На съемочной площадке "Беларусьфильма".

На съемочной площадке «Беларусьфильма».

О влиянии театра

Театр – это настоящий политический объект за рубежом. Мы играли в здании культурного центра посольства Республики Армения в России, а также в помещении Союза армян России – для нас это большая ответственность. К нам каждый раз как минимум 100 новых человек приходит на спектакль. Это актеры, которые у нас играли, зрители, сидящие в зале… После окончания постановки они невольно начинают любить и уважать нас, армян. Слава Богу, у нашей общины есть два театра за рубежом: Армянский государственный драматический театр в Тбилиси имени Петра Адамяна и Московский армянский театр. Поверьте, это много, практически ни у одного государства в мире нет своего собтвенного театра в других странах. После развала Советского Союза единственный национальный театр, который остался в Москве это наш. Такая политика была! Но вот чтобы само время продиктовало эту необходимость, востребованность в театре – такого не возникло. Конечно, у других стран тоже были попытки несколько раз на том же месте повторно открыть театры, но больше года они не просуществовали. Ведь, нужно было со всеми найти общий язык, подобрать костюмы, декорации, музыку, учесть авторские права… Если вы думаете, что театр это когда актеры роли выучили, хорошо рассказали свои истории и правдиво заплакали на сцене, то вы ошибаетесь. Если театру дать возможность реально осуществиться, он превратится в серьезную трибуну, откуда можно в живую говорить с людьми. Фильм – это совсем другое, я там снимаюсь и понимаю, что такое кино, но, поверьте, воздействие, которое оказывает театр намного сильнее.

Слава Степанян отлично вписывается в образ монаха.

Слава Степанян отлично вписывается в образ монаха.

О ценах на билеты

Наши спектакли сейчас очень редко проходят. Во многом так происходит потому что на данный момент в Москве не имеет смысла играть спектакли, билеты на которые будут стоить меньше чем 500 рублей. А на представление, стоимость которого больше 500 рублей, просто люди не пойдут.

Об актерах

Каждый актер имеет сложный, капризный характер, он как ребенок. Актеры — страшные люди, с ними очень трудно.

О гастролях

Всегда во время выезда любого театрального коллектива на гастроли, каким бы он не был прославленным, актеры сыграют совсем не тот спектакль и не так, как они обычно играют его стационарно – всегда вылезают какие-то минусы.

О поразительном сходстве

В Минске я как-то был с ребятами в большом составе с однодневными гастролями в прославленном театре Янки Купалы. В перерыве ко мне подошел директор и вдруг сказал: «Слава, быстро уберите этого актера! Вы что, с ума сошли, вы не понимаете?» Я искренне не понимал. А потом оказалось, что один наш актер исключительно внешне был похож на белорусского президента. (Улыбается)

О различиях

Многие темы в Москве со сцены мы вынуждены подавать по-другому, чем, допустим, мы могли бы преподать в Ереване. На сегодняшний день нас посещают армяне и неармяне примерно в сочетании 30/70. Моя задача не только донести материал до армян, но и помнить о московском зрителе, который сейчас многонационален, и для этого я должен найти еще другие способы как говорить с ним. Допустим, когда приходит москвич и смотрит спектакль про геноцид и вдруг он слышит русскую музыку, это помогает ему приблизиться к данной проблеме. Настоящее искусство это не чистая логика, это целый ассоциативный комплекс!

Об энергетике

Однажды в Москве, когда мы играли один из своих спектаклей, три раза пришлось вызвать для зрителей скорую помощь, так на них порой действует наша сумасшедшая актерская энергетика.

С.Степанян рад встречи с давними друзьями.

С.Степанян рад встречи с давними друзьями.

О зрителях

Театр – это элитарное искусство, но не каждый человек любит его. Те, кто любит попсу и клубы, к нам точно не придут. Мы провели опрос и выяснили, что только 3% населения российской столицы ходит в театр. В 2008 году зритель был совсем другой. Во время спектаклей постоянно то и дело в зале раздавались звонки по мобильному телефону, громкие разговоры на армянском о каких-то делах, шепот, что мол, я в театре, выйду – перезвоню. Однажды наш актер не выдержал, остановил игру, повернулся к залу и сказал: «Уважаемые зрители, если вы не уважаете нас – здесь на сцене работающих, то уважайте хотя бы тему». После этого в зале поднялся гул, но потом он затих и актеры доиграли уже в абсолютной тишине. Сегодня, вы даже не можете себе представить какой у нас чудный зритель! Если раньше ему трудно было что-то объяснить, то сейчас он приводит к нам  на постановки своих братьев и сестер, детей. Зритель изменился и теперь знает как себя вести, так что мне уже не стыдно за наших людей.

О кукольном театре

В прошлом году мы открыли еще кукольный армянский театр. Для него есть своя особая сцена. Мы ставим здесь «Три поросенка», «Красную шапочку» и др.

Именитый режиссер в окружении представителей минской армянской общины.

Именитый режиссер в окружении представителей минской армянской общины.

О Параджанове

Тбилиси подарил мне Великого Мастера, Учителя, Друга – Сергея Параджанова. Мы с ребятами увидели его с палкой на улице, он ворошил ею все, что валялось на земле, в поисках чего-нибудь интересного – люди иногда выбрасывают какую-то мелочь, не понимая ее красоты. Эта встреча и определила мою дальнейшую судьбу. Благодаря Сергею Иосифовичу я влюбился в режиссуру. Параджанов пустил меня в свой мир. Я не бывал у него только когда ездил на съемки в Ереван. А так ходил каждый день с 1983 по 1990 год. Я приходил в дом только ради Сергея Иосифовича, потому что он оставался один-одинешенек и мало кто додумывался принести ему мацони, хлеб. Ему ведь трудно было, он болел. А ухаживать мало кто хотел…

Диана ШИБКОВСКАЯ

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: