Сиаманто и его Лоза Гнева

Между рождением стихотворца и его бессмертием есть миг, сотканный из тончайших капилляров памяти, сострадания, борьбы. Таков миг творчества западноармянского поэта Атома Ярджаняна. Литературный вечер, посвященный мастеру слова известному в мире под именем Сиаманто, прошел 11 января в Минске. Пришедшие смогли поучаствовать в викторине по произведениям и биографии поэта, а также попытались сами сочинить четверостишие по мотивам жизни и творчества великого мечтателя. Модератором вечера выступил Нарек Гаспарян.

В 1878 г. в живописном и уютном городе Акн, что находится на правом берегу Евфрата, в образованной купеческой семье родился будущий стихотворец. Здесь, в конце XIX в. родились, жили и творили выдающиеся умы — поэт-переводчик, литературовед Аршак Чобанян, прозаик, депутат турецкого парламента Григор Зограб, художник-график Эдгар Шаин, епископ, первый собиратель и исследователь национального эпоса «Давид Сасунский» Гарегин Срвандзтян и др. С одними из них Атом Ярджанян дружил, с другими был близок, сотрудничал, у третьих — учился…

Начальную школу будущий поэт окончил в Акне, а продолжил образование, по настоянию семьи, в Константинополе. Величественный Евфрат уходил вдаль, унося в волнах щемящую тоску упрямых глаз. Это его река. Евфрат  сейчас исчезнет за поворотом дороги, чтобы возникнуть, словно реальная вечность, в стихах… Тягучая, мудрая, яростная музыка Евфрата связала весь духовный мир Атома, став основой его поэтической стихии. И где бы он ни был, здесь, на берегах Евфрата, будет цвести его лоза гнева. Лоза, чьи корни уходят в 3-тысячелетнюю историю армянского народа. Лоза поэта, листья и плоды которой набирают силу и дают человечеству осязаемую душевную хронику древнего народа в критический период его истории, ибо опыт поэта неотделим от судьбы народа.

Однажды молодой Сиаманто, говоря о назначении поэта, сказал, что единственная цель художника — видеть и любить прекрасное. Но он стал поэтом геноцида, где спрессованы голоса призыва и ужаса, отчаяния и тревоги, где нет места даже мечтательной грустной улыбке. Справедливо задать вопрос: почему Сиаманто изменил своему идеалу?

В 1894 — 1896 гг. турецкий султан Абдул Гамид II, чтобы как-то продержаться на троне и тем самым продлить существование своей прогнившей империи, учинил в Константинополе и Сасуне резню армян. Предвидя эти события, друзья отца посоветовали вывезти совсем еще юного Атома из тогдашней столицы Турции. Будущий поэт впервые оказался в вынужденной эмиграции. Он почти год прожил в Египте, куда неисчислимыми толпами стекались беженцы. Перед открытой и легкоранимой душой Атома во весь рост встали призраки ужаса и бессмысленной смерти.

Символично и то, что первое стихотворение, которое решается предложить застенчивый юноша издававшемуся в Манчестере на армянском языке журналу «Завтрашний голос», было «Сосланная свобода». Это произошло в 1898 г., когда поэт покинул свою родину и отправился продолжить учебу в университетах Женевы и Парижа. Доподлинно неизвестно, как появился псевдоним Сиаманто и означает ли он что-то. Вероятнее все, Атом просто выбрал себе звучное на слух имя. Так в армянскую поэзию вошел поэт высокого гражданского долга, чья лира и жизнь стали олицетворением судьбы целого поколения, призывом к надежде…

Его поэзия — это сгусток многовекового уклада жизни народа, его древнейшей культуры. Ведь замкнутый мир Акна концентрировал в себе все лучшее и характерное для прошлых веков и, быть может, в предчувствии своей близкой гибели (турецкие власти в 1896 г. разорили Акн до основания, учинив там бесчисленное множество зверств), вручил все это маленькому мальчику, как бесценный дар… Миропонимание поэта несет в себе черты родового начала. Сиаманто действительно впитал это с «молоком матери». Отсюда и та ясность и твердость духа, романтизм, которые в сочетании с опытом армянской средневековой лирики и французского символизма дали неповторимый поэтический сплав. Язычником Сиаманто можно считать условно, ибо он похож на того язычника, который уже принял христианство. Это важно чувствовать, потому что всю поэтическую ткань его творчества питают эти два начала.

ГОРСТЬ ПЕПЛА ДАЙ МНЕ, ДОМ РОДНОЙ

1. Ты был велик и пышен, как дворец.
И я сидел на крыше у ердыка,
В себя вбирая звездотечь ночей
И слушая могучий бег Евфрата…

2. И вдруг узнал я с превеликой болью,
Что пали стены добрые твои
В день ужаса, резни, погрома, крови…
Взошли руины над цветами сада.

3. Покрылась пеплом комната моя,
Где на коврах мое резвилось детство,
Где жизнь тянулась вверх, душа мужала
И для полета обретала крылья…

4. Разбилось, значит, в золоченой раме
То зеркало, в эфирной глубине
Которого годами отражались
Мечта, надежда, дума и любовь?..

5. И умер во дворе ручей поющий?
И изрубили иву с шелковицей?
И высох тот родник между дерев
В саду моем? Скажи мне — высох, высох?..

6. О, как я часто вспоминаю клетку-
Обитель серой куропатки. Рядом
Алели розы… Птицы звонкий клекот
Будил меня всегда в часы восхода…

7. Родимый дом, поверь, что после смерти
Душа слетит во мрак твоих руин,
Как голубица-странница: песнь горя
Споет и слезы выплачет свои…

8. Но кто мне принесет, ответь, ответь,
Горсть пепла со святого пепелища?
В день смерти, в гроб мой кто ее опустит?
Кто в прах певца вмешает дома прах?..

9. Горсть пепла в прах мой, дом родной, вмешай!
Горсть пепла со святого пепелища!
Из памяти своей, из боли высыпь!
Развей над сердцем горестным моим!..

Сиаманто получил превосходное образование, он много ездил по странам Западной Европы, подолгу жил в Париже и Женеве, глубоко изучая искусство, историю и литературу этих стран и народов. Поэт более года лечился от туберкулеза в горах Швейцарии. Здесь к нему пришла настоящая любовь, а вскоре и измена. Сиаманто в это время узнает и о самоубийстве отца. Скромный, молчаливый юноша был загадкой и магнитом для живущих во Франции. Германии и Швейцарии студентов-армян. Он поддерживал тесные контакты с учеными из армянской конгрегации мхитаристов, что в Вене и на о.Святого Лазаря близ Венеции. Поэт дружил со многими крупнейшими деятелями армянской культуры. Именно в эти годы он прошел школу политической науки, тут, в Европе ясно понял роль своего поколения в контексте истории народа. Тогда же Сиаманто воспринял культуру Армении как мощный духовный пласт в мировой культуре, который со временем будет оценен человечеством.

Для Сиаманто Армения великого прошлого и есть Армения будущего. Дух Сиаманто, его романтический порыв и оптимизм убеждают читателя, что светлый час в истории народа наступит, потому что возмездие для армянского народа означает — справедливость.

В Женеве в 1901 г. вышел сборник стихов Сиаманто «Героическое», где впервые в армянской поэзии поднята до вершин высокой литературы тема геноцида, где в полной мере проявилась связь молодого поэта с его духовным отцом, гениальным армянским поэтом X в. Григором Нарекаци.

Сиаманто одним из первых армянских поэтов XX в. обратился к опыту средневековой армянской лирики. Все самобытное и сложное его творчество читается как грандиозная поэма, где каждое стихотворение входит в определенный цикл, а все они имеют внутреннюю логику развития, где наряду с реальными героями присутствуют языческие боги, цари и вымышленные образы, где — и это важнее всего — зримо, полнокровно живет народ. Освободительная борьба армянского народа против турецких завоевателей постоянно волновала поэта. И он говорит возвышенно об уже ставших легендарными народных героях этой священной борьбы — Ахпюре Серове, Андранике, Католикосе всех армян Хримяне Айрике…

Правы армянские и зарубежные исследователи творчества Сиаманто, когда говорят, что нежнейший лиризм поэта, его страстный, неповторимый характер придают его поэзии особое обаяние. Без этих качеств стихи воспринимались бы как холодные лозунги-призывы. И неудивительно, что литературная общественность Европы высоко оценила творчество армянского поэта, выдвинув за несколько месяцев до его гибели на Нобелевскую премию.

Где бы ни был поэт, а он побывал, кроме стран Западной Европы, в США (кстати, в 1910 г. в Бостоне вышел том его собрания стихотворений), на Кавказе (в Тифлисе в 1913 г. вышла отдельной книжкой поэма «Святой Месроп»), он высоко нес честь и достоинство своего свободолюбивого народа. Последняя поездка Сиаманто была в Восточную Армению. Это произошло в 1913-1914 гг. Свою поездку поэт завершил в Стамбуле, не подозревая, что этот город для него станет Голгофой.

Поэт в полной мере разделил судьбу своего народа, когда в 1915 г. младотурки стали планомерно осуществлять свой чудовищный акт истребления целой нации. В расцвете творческих и жизненных сил, наряду с лучшими представителями интеллигенции — Комитасом, Д.Варужаном, Р.Севаком, Г.Зограбом, Еруханом, Келекяном и др., был арестован, а через несколько месяцев зверски убит и Сиаманто.

Но поэт погиб, оставив нам посаженную на берегах Евфрата Лозу Гнева, которая, по страстному убеждению Сиаманто, однажды прорастет Розой Свободы.

Сегодня творчество поэта изучается в Республике Армения в рамках школьной программы  по литературе.

comments powered by HyperComments

Поделитесь ссылкой: